Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

04. Девушка на ступеньках

Полезно и забавно

Тэги и многое другое:





Visitor Map
Create your own visitor map!


Тредоразворачивалка не работает, но пусть будет - на память о старой верхней записи.

Тредоразворачивалка убрана по требованию Конфликтной Комиссии. Мир ее праху.

P.S. В связи с нашествием анонимов-спамеров пришлось заблокировать возможность анонимных комментов. Если вам это сильно мешает - напишите мне на е-мейл (в профиле), подумаем, что можно сделать.
18. Любопытное

Любопытно...

"Всю жизнь ты занималась своими подленькими делишками и ничем больше не интересовалась! Но у меня есть семья, она вырастила меня, дала мне здоровье, образование… Пусть мать моя оказалась уродом, но детство было! Я, как все ребята, учила стихи, играла, ездила в пионерские лагеря, мечтала, переходила из класса в класс и, главное, была искренне убеждена, что счастлива! И теперь у тебя хватило низости требовать, чтоб я предала свою родную семью!" ("Конец Большого Юлиуса", Т.Сытина)

"Вы должны отдавать себе ясный отчет в каждом шаге, в каждом поступке. Вся ваша прошлая жизнь, исключая, разумеется, школу, — дрянь. Вы идете по пути предательства и дошли до крайней черты. Вы не переступили ее не по своей воле. Вас вовремя удержали." (В.Востоков, О.Шмелев, "Ошибка резидента")

С одной стороны - школа как заменитель семьи, с другой - как первый лик государства, с которым сталкивается человек (ребенок). Собственно, именно поэтому она и может заменить семью. Впрочем, Кира (первая цитата) имеет в виду, скорее, все советское общество. "Выходит так: если у маленькой девочки умрет отец, то ее отцами станут все, все." (М.Сабо, "Скажите Жофике")

Может, это черта не только советской, но социалистической литературы (литературы социалистических стран)?..
10. Книги-детская литература

Любопытно...

На неназываемом сайте есть 2 варианта книги В.Инбер "Как я была маленькой". 1954 и 1961 годов. Причем они различаются объемом. При сравнении в обоих вариантах обнаружились абсолютно одинаковые ошибки (причем явно появившиеся при распознавании, типа запятых там, где их быть не должно, перепутанных "с" и "е" на конце фамилий и т.д.). В принципе, в этом не было бы ничего удивительного: на сайте к библиографической точности не стремятся, поэтому вполне возможен вариант "обложка от одного издания, текст от другого, картинки от третьего" во всех сочетаниях, но в данном случае текст таки различался. Не считая мелких различий (из которых я могу логически объяснить только расширенный разговор про марки в варианте 1954 года: к 1961 году отношения с США, возможно, стали хоть как-то получше; ну и несколько сюжетно обусловленных, как перечисление подарков - в варианте 1961 года подарки получают хоть и не все приглашенные на елку дети, но все же не только главная героиня и ее двоюродный брат, а и подруги главной героини, неоднократно упоминавшиеся на протяжении всего текста; а также описание визитов Ивана Васильевича в варианте 1954 года: в варианте 1961 года Устинька уезжает, так что она уже не могла участвовать в играх), в варианте 1961 года присутствуют 2 главы ("Луковое колечко" - о том, как трудно учиться бедным - и "Школьная скамья" - примерно о том же).

В общем, можно сказать, что в варианте 1961 года больше внимания уделялось тяжелой жизни простого/бедного народа (история Устиньки, история Ивана Васильевича, даже разговор Тамары и Сусанны Ипполитовны о музыке; в сущности, туда же и отсутствие упоминания о Тамаре в сцене болезни главной героини - как говорилось выше, счастье, если Тамара сможет окончить четырехклассное училище, какие уж тут врач/пианистка...). В варианте же 1954 года больше внимания уделялось "внешней политике" (см. разговор про марку), хотя, конечно, на примере одной цитаты делать выводы нехорошо.

Collapse )
10. Книги-детская литература

Д.Стерлинг, "Мэри Джейн"

Возможно, вы помните весьма популярный в свое время у карикатуристов мотив: школьное здание, маленькая негритянская девочка с трогательными косичками и ранцем, а между школой и потенциальной школьницей - толпа разъяренных взрослых. Белых. Не желающих допустить "расово неверного" ученика в школу, совсем недавно официально бывшую "только для белых". Ну, есть различные варианты этого рисунка, проблема нашла свое отражение и в прозе (может, и в стихах, только я этого не помню).

В общем, книга Д.Стерлинг тоже про это - только немного с другого ракурса. Что происходит, когда белым и взрослым таки надоедают пикеты (или им _доходчиво_ объясняют, что закон изменился, теперь школы по расам не делятся, а вы можете жаловаться в Спортлото - или в небесную канцелярию). Кстати, любопытно: у Стерлинг упоминается "поддержка полиции". Т.е. полиция выступила на страже нового закона, против пикетчиков. Я не помню отражения этого момента (что частные взгляды частными взглядами, а вот позиция государства изменилась, теперь она _такая_, что и демонстрируем всем непонятливым) в карикатурах/советской литературе, или оно там просто отсутствует?..

Ну так вот, выясняется, что мало _физически_ попасть в школу - надо еще суметь там закрепиться, найти место "моральное", так сказать. Потому что закон-то изменили, а вот взгляды окружающих придется менять самой.

И повесть, в сущности, посвящена тому, как героиня приживается в новой школе. Постепенно одноклассники ее (при активной помощи учителей) привыкают, что у них теперь "многорасовый" класс (хотя героине сложно - в классе она одна афроамериканка, в "параллели" их двое, а во всей школе и десятка не наберется), даже принимают ее в биологический кружок и решают учитывать ее "особые потребности" (школы-то стали общими, а вот посещение музеев и т.д. - раздельное). И подругу она себе находит.

Не последнюю роль во всей этой истории играет и спасенный от кота бельчонок. В общем, да, живность умеет "ломать лед" между людьми (книга написана до массового помешательства на _котиках_).

Интересно, как отчаянно героиня пытается добиться того, чтобы видели "ее саму", а не "представителя расы". С другой стороны, что по ней будут судить о всей расе - она понимает и не возражает (или ощущает бессмысленность такого возражения?).

Немного пугает необходимость постоянной "оглядки". Даже не необходимость, а то, что она становится... привычной, что ли. Оглядки - не в плане физической опасности, а в плане "не сделай того, что считается штампом о твоей расе" (не носи красного, к примеру, не ешь арбуз...).

Примечательно, как сначала нарастает подчеркивание цвета кожи персонажей, а потом, к концу, вновь спадает - и просто две школьницы дрессируют мышей, а остальные на это поглядывают (поглядывают - потому, что у остальных свои проекты).

Характерна - и, пожалуй, концептуальна - семья героини. Понимаете, они _такие же_. Средний класс как средний класс. Если бы про их цвет кожи не было сказано открытым текстом - ну, так и был бы он неизвестен. "Вряд ли выходцы из Азии, фамилия непохожа, а так - то ли белые, то ли афро, кто их знает. И зачем знать?".

Из забавного, уже не собственно о повести... У книги 2 "сопроводительных текста". Предисловие написано каким-то видным американским коммунистом (товарищ Генри Уинстон, кому-нибудь это что-то говорит?). И рассказывает оно об идущей "сейчас" (издание 1964 года) борьбе с сегрегацией, о мужестве молодежи. Послесловие - типично советское, подписано А.Завадье. Некоторое время оно описывает ужасы сегрегации (и положения темнокожих граждан в США), потом плавно переползает от расовой проблемы к социальной (мол, то, что пишет Д.Стерлинг, очень мило, но обратите внимание - семья героини-то - средний класс, а большинство афроамериканцев таким процветанием похвастаться не может...). И что забавно - в вопросе "чего можно требовать от окружающих" оно, послесловие, стоит на позиции героини, ребенка. Мол, "все и сразу", "не ограничиваясь полумерами". Не запрещают родители Салли, подруги Мэри Джейн, общаться в школе с темнокожей - неплохо, но так идите до конца, ходите в гости, приглашайте в гости, не оглядывайтесь на мнение общества... Мэри Джейн понять можно - изменение общества где-то там, "в перспективе и в горчичном соусе", а без друзей (поскольку подружки по прежней школе тоже как-то отошли, у них своя жизнь) существовать прямо сейчас. Ну и, опять же, широко известный максимализм юности... А вот к автору послесловия есть вопросы из серии "а ты сам бы смог?".

Любопытно, как пишется имя автора - "Доротти", с двумя "т". Интересно, откуда там второе?..

В общем, если бы книгу переиздали - было бы очень забавно. Но вряд ли переиздадут...
28. Ролевые игры

Смольный институт в письмах и комментариях. Иллюстрированное издание. Том 1.

Эпиграфы:

Так лети, лети, недописанный роман...
Скади

Еще будем долго огни принимать за пожары мы,
Будет долго зловещим казаться нам скрип сапогов...
В.Высоцкий.

Как вы, наверное, знаете, я тут ездила на игру про Смольный институт начала 20 века ("Смольный: на заре жизни"). Признаюсь честно: ехала я с некоторым опасением (памятуя, что мастера сюрпризы, чаще всего, любят, а я - нет). И "падать назад" (знаете, психологические тренинги очень любят это групповое упражнение на доверие), не зная, то ли тебя подхватят, то ли нет, а то ли вообще подложат хорошо если только иппликатор Кузнецова (кто не в курсе - крайне колючая штука), а не дюжину ножей - мне сложно.

Но я помнила, что Йолаф (один из мастеров игры) крайне невысоко отзывался о проведенном на другой игре и другой мастерской группой подкладывании иппликатора (я все же полагаю, что вреда они не хотели, и не их вина, если шипы оказались отравленными) - решила рискнуть. На всякий случай, еще уточнила у него открытым текстом: мол, ваша группа такого сюрприза не планирует? А то скажи мне по секрету, я никому не скажу, просто быстренько сниму заявку "по личным обстоятельствам"... Он заверил, что нет, ни ножей, ни даже аппликатора не планируется. И сказал правду. Продолжая метафору, меня даже поймали. Ну, ниже/позже, чем я рассчитывала, но ведь поймали же ж!.. Раскрытие этой метафоры будет в конце отчета. (Через несколько постов, боюсь).
Collapse )
10. Книги-детская литература

Л.Чарская. "Некрасивая".

В общем, сюжет довольно традиционен для "институтских" повестей Чарской: в уже "сложившийся коллектив" (кстати, забавно, но я что-то не припоминаю у Чарской описания "складывания" коллектива - вот, допустим, начало учебного года, первого для данного класса... По-моему, такого не было, или меня глючит?) попадает новенькая. Поскольку она, естественно, не знает принятых тут норм поведения (а "общепринятыми" их назвать все же сложно), класс начинает ее ненавидеть, но потом она совершает какой-то геройский поступок и класс с такой же страстью, как прежде ненавидел, начинает ее обожать.

И вот этот постоянный мотив противостояния учителей и учеников, в литературе о советской школе отсутствующий напрочь - но, кажется, неизменно присутствующий в описании дореволюционных учебных заведений. Даже Бруштейн (а мне кажется, трилогию свою она явно противопоставляет институтским повестям Чарской) не прошла мимо него - и, что характерно, одобрила (в отличие от, скажем, "обожания", которое упоминается и у Чарской, и у Бруштейн, но явно с разными знаками... Кстати, а ведь историю Тамары Хованской - Хованской, Хованской, а не Белокуровой!.. - можно счесть вполне себе параллелью... ну, не к "Некрасивой" - Тамара хороша собой, значит, хоть к "Запискам гимназистки"...). Есть, конечно, некоторые исключения, которым противостоять недостойно, но "по умолчанию" учитель (а особенно - классная дама) - враг.

Кстати, интересно, то ли мне чудится опять, то ли что, но и у Чарской можно увидеть в этом плане явное противопоставление "привилегированных учебных заведений" (где травля новеньких и враги-старшие) и "заведений для бедноты" (тот же приют в "Приютках", "лесная школа" в "Тринадцатой" и т.д. - там ни травли, ни ненависти к учителям и воспитателям). Интересно, почему так?..
04. Девушка на ступеньках

Странные вопросы иногда появляются у нас, у глюков...

Вот, например, сейчас. Школу я закончила давно, но даже тогда, когда мне пришлось сдавать биологию, я никак не могла выучить разницу между мейозом и митозом. То есть я знаю, что одно из них - деление половых клеток, а другое - деление "всех остальных". Я даже знаю, что где-то в делении половых клеток есть процесс под названием "кроссинговер".

Но я никак не могу выучить, что из этого - мейоз, а что - митоз.

Люди, вы умные, может, придумаете какое-нибудь мнемоническое правило для тупого глюка, чтобы оный глюк раз и навсегда запомнил, что именно митоз, а что - мейоз???
04. Девушка на ступеньках

Синдром горшка в острой форме...

Того самого, с неповторимой формой и т.д.

Вот попался мне вот здесь - http://my.mail.ru/community/literators/60258A149CA516A.html?thread=0&page=1&skip=0 - следующий стих.

Станислав Мирошниченко

Миру на Земле посвящается
ЧТО ВЫ ЗНАЕТЕ О МАРСЕ?

Collapse )

Там еще есть картинки, которые мне лень копировать... Но не в них дело. А в том, что пока я полагала, что это стих советских времем, - мне он казался забавным и характерным стихом советской эпохи, не лишенным даже некоторой прелести (в смысле кавайности и умилительности). А когда я узнала, что стих современен (кстати, вы можете найти, что на это указывает?), он плавно начал перемещаться к группе "не то бред, не то графомань"...
04. Девушка на ступеньках

Ubi nil vales, ibi nil veles

Игру по "Школе в Кармартене" отменили.

И вот я думаю: это уже достаточно ясный намек от мироздания - мол, нечего тебе, глюк, делать на играх, не умеешь - так не берись, не мешай остальным, признай, что для игр у тебя тоже нет таланта (стихи же ты не пишешь!).

Намек-то ясен. И оспорить его нельзя никак - действительно, видимо, не мое, не дано, не умею, не понимаю и т.д. Но, как говорил мой научрук, "надежда умирает последней. Иногда непосредственно вместе со своим носителем". То есть все понимаю - но все время надеюсь на чудо - вдруг в этот раз пойму, вролюсь, почувствую?...

Пора бы с этим завязывать.
04. Девушка на ступеньках

"Крапивин versus Уилсон" (Жаклин Уилсон)

Необходимое предуведомление: здесь я буду рассматривать только "раннего" и "среднего" Крапивина, "доперестроечного", в общем (или, во всяком случае, "до распада СССР).

Вот интересно: у Крапивина довольно четко намечается противостояние со школой: хорошие родители или организаторы внеклассной работы (тот же Олег, Дед и т.д.)/плохие учителя. То есть школа и прочие официальные организации выступают... нет, не как оплот зла, но уж как оплот равнодушия, предательства, бюрократизма - так точно. Отдельные "хорошие учителя" встречаются, но погоды не делают, да и учителями как таковыми (т.е. людьми, преподающими в данном классе и сейчас) оказываются далеко не каждый раз. С родителями - ну, это "как повезет", но уж скорее они окажутся "защитой и опорой", нежели учителя. Да, и друзья - чаще всего "не школьные". Другом героя вполне может оказаться и одноклассник, но обычно знакомятся они раньше или в другом месте, класс же "как целое" - тоже, скорее, воплощение равнодушия.

У Уилсон же с родителями тоже - сильно "как повезет", нередко героям приходится быть "старшими в семье" (не потому, что они сироты, а потому, что родители... несколько безответственны... см. "Бриллиантовых девочек" или "Разрисованную маму", скажем). А вот школа как раз и выступает той самой "защитой и опорой". И не в стиле "ну давай, расскажи, что случилось, я покараю виновных", а "ну давай, расскажи, что случилось, я тебе помогу"... То же и социальные службы: они помогут - и не только "физически" (найти квартиру, скажем), но и "психологически" - социальный работник помогает, к примеру, ребенку найти общий язык с приемной матерью и т.д. Если какая-то конкретная школа и оказывается "не опорой" - то проблема не в школьной системе, а в данной школе и данном ребенке ("не сошлись характерами") - и чаще всего проблема разрешается переводом в другую школу (о чем будет непременно упомянуто в книге; упомянуто будет и то, как в новой школе замечательно пошли дела).

И вот вопрос: это связано с "разной ментальностью" авторов (т.е. один _знает_, что школа _должна_ быть плохой, а другой точно так же _знает_, что школа _должна_ быть хорошей)? Или книги правдиво отражают действительность - более-менее современной Британии и Советского Союза?.. Или что?