Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

04. Девушка на ступеньках

Полезно и забавно

Тэги и многое другое:





Visitor Map
Create your own visitor map!









Тредоразворачивалка не работает, но пусть будет - на память о старой верхней записи.

Тредоразворачивалка убрана по требованию Конфликтной Комиссии. Мир ее праху.

Реквизиты: карта Сбербанка 6390 0238 9020 6174 52 (Алла Владимировна К.), ЮМани (бывш. Яндекс-деньги) - 410018668348428. Большое спасибо всем за помощь!..


P.S. В связи с нашествием анонимов-спамеров пришлось заблокировать возможность анонимных комментов. Если вам это сильно мешает - напишите мне на е-мейл (в профиле), подумаем, что можно сделать.
18. Любопытное

Любопытно...

Похоже, что криком "Джо" подает сигнал работникам милиции:

"Так странствовал он часа полтора. Сопако шел, шел, шел — и остановился, сердце забарабанило по грудной клетке, как бы требуя, чтобы его выпустили на волю. Интуиция подсказала: вот оно, нужное здание! Лев Яковлевич описал у подъезда восьмерку, с уважением посмотрел на штык часового и на негнущихся ногах втащил свое тело в вестибюль.

— Пропуск, — раздался тихий голос.

— Ам-мам-мам… — Сопако зажевал губами, опуская руки по швам.

— Пропуск покажите, гражданин, — из-за маленького столика у двери поднялся молоденький и серьезный старшина в ловко подогнанной гимнастерке, глянул на млеющего посетителя. — Вам кого, гражданин? — добавил он менее официальным тоном.

— Самого главного! — отчаянно выпалил посетитель неестественно и скрипуче.

Дежурный старшина опять сделал строгое лицо и потребовал пропуск.

— Мне по делу, — выдавил Лев Яковлевич, а затем добавил довольно глупо: — По личному делу.

— К чему пререкания, гражданин? Зайдите в комендатуру, выпишите пропуск. Все. Здесь стоять не положено.

Сопако неловко потоптался, повернувшись задел столик, вышел, мелко семеня и покашливая. С каждым шажком решимость его улетучивалась, словно эфир из флакона. К комендатуре он приплелся совершенно опустошенный, потерянный. В зале, похожем на маленький вокзал, было пусто. Экс-казначей поцарапался в кассовое окошечко, отгороженное металлическими перильцами, и ему пришло на ум, что вот сейчас выглянет кассир и с улыбкой протянет билет. Но выглянул не кассир, а солдат в фуражке и без всяких улыбок не то спросил, не то приказал:

— К кому?

— 3-здра-авствуйте. Это я, — шевельнул губами Сопако, потом вдруг попятился и почти выбежал из зала.

Солдат удивленно пожал плечами и, многозначительно покрутив пальцами у виска, тихонько присвистнул.

Как пьяный, шел Сопако по улицам, натыкаясь на прохожих, наступая на ноги. Сколько шел — пять минут или час, — он не знал, как разыскал дом Порт-Саидова, тоже не ведал. Лишь поднявшись на второй этаж, он увидел знакомую дверь и приколотый к ней кнопкой голубой конверт.

«Наше учреждение ликвидировано, — сообщал «законопослушный общественник», — выехал в рекомендуемый город подыскивать работу».

Лев Яковлевич пошарил в условленном месте рукой, нашел ключ и, войдя в комнату, тут же в изнеможении опустился в просиженное кресло, с ужасом ожидая прихода шефа.

И шеф пришел удивительно веселый, светлоглазый и ласковый, включил электроплитку, поставил на нее чайник, осведомился о здоровье экс-казначея.

— Я… ничего, — ответил Сопако, в волнении закрывая глаза.

— Придется помочь вам, — успокоил «Викинг». — Я знаю средство… Кто там? А, это ты, малыш. Запри-ка дверь на ключ. У нас появился инфекционный больной, надо изолировать.

Лев Яковлевич удивленно повел глазами в поисках носителя инфекции. «Да ведь это я!» — страшная догадка с грохотом пробила голову навылет. «Викинг» обернулся к Сопако и подтвердил спокойно и неумолимо:

— Носитель инфекции — вы. Болезнь у вас, на мой взгляд, смертельна… Не делайте круглых глаз. Уверяю, это совсем не больно.

— Что случилось? — Джо растерянно заморгал. В его глазах цвета переспелой вишни мелькнул испуг.

— Этот, еще в общем нестарый, человек хотел сегодня нас выдать, мой мальчик.

— А-а… — протянул Джо, словно ожидая услышать нечто более интересное.

— Это неправда! — громко вскричал Сопако, не соображая, что говорит. — Я только полежал в кустах. Я видел на пляже вашу жену. Она в опасности! Это я вам… Ваша честь!..

— Я не английский судья!

«Викинг» схватил экс-казначея за горло:

— Помните, я рассказывал об окошке? — в светло-синих с сумасшедшинкой глазах «Викинга» переливалось холодное бешенство. — Мы всего только на втором этаже, поэтому придется вас для верности придушить.

Сопако видел в чернильных подрагивающих зрачках убийцы свое отражение и с тупым равнодушием сознавал, что начинает задыхаться.

— Что ты делаешь?! — громко закричал Джо, по-мальчишески скривив губы.

Раздался громкий стук в дверь. «Викинг» отдернул руки.

— Спросите, кто, — прошептал он экс-казначею.

— Кто там?! — крикнул Сопако не своим голосом.

— Телеграмма.

— Телеграмма?

— Телеграмма, — подтвердил спокойный голос.

Фрэнк понял все. Сработало шестое чувство. Он бросился к окну, за ним последовал Джо. В дверь уже громко стучали. Сопако выглянул в зияющую теменью пропасть и тихо ахнул. Справа и слева на узеньких, в четверть кирпича, карнизах, прильнув к скользкой кирпичной стене, каким-то чудом держались шеф и сын академика. Экс-казначей бросил на них прощальный взгляд и, словно в тумане, ощупью стал искать дверь. Наконец щелкнул замок. В комнату шагнули трое в штатских костюмах. Лев Яковлевич сделал протестующий жест.

— Вы Сопако Лев Яковлевич, технорук артели «Идеал»? — спросил коренастый со смеющимися глазами и, не дожидаясь ответа, скомандовал: — Взять его.

— За что же? — едва пошевелил Сопако деревянным языком. Он не слышал своего голоса.

— Как за что? — удивился коренастый. И прибавил уже неофициально, по-домашнему: — Разве вам не известно, что вы проворовались в своем «Идеале»? Работники розыска с ног сбились. Нехорошо так, папаша. Людей утруждаете… Да что с вами?!.

По лицу Льва Яковлевича скользнула мутная слеза, он смотрел восторженными глазами на милицейских работников, протягивая к ним коротенькие загребущие ручки:

— Родные вы мои! — страстно прошептал экс-казначей, плача от счастья, и упал в надежные объятия. — Берите меня, берите!.."

А вот что сделал бы "Джо", если бы Викинг не узнал о планах Сопако или как-то по-другому отреагировал бы на них? Так бы все и тянулось?.. Или нашел бы другой повод закричать?.. Как полагаете?.. (Напоминаю, что на самом деле "Джо" - работник КГБ.)
04. Девушка на ступеньках

Внеочередные фото. Много

Второй (или уже третий?) день в Москве с погодой творится нечто странное. В субботу был сплошной каток (и то, что мы по этому катку благополучно доползли до театра им. Вахтангова и обратно - чистое чудо. "Больше ни за что"), в воскресенье каток перекочевал на деревья и прочие кусты (которые такого счастья не поняли и не оценили).

Деревья, конечно, жалко... Но ведь красиво же ж! Знаете, говорят, есть сильно минерализованные источники, куда специально кладут всякие цветочки-веточки. И они покрываются слоем "камня". Еще есть способ металлизировать листики и т.д. Но это "где-то там". А тут вот оно все живьем. И тоже покрытое слоем. Льда.



Collapse )



Хотела я пофотографировать еще просвечивающие сквозь ветки фонари - но ни одного работающего фонаря внутри нашего квартала нет. Как класса. Вчера еще были. Так что пришлось обойтись приподъездным и оконным освещением...
04. Девушка на ступеньках

А вы и не знали!...

"В культуре нашей страны много самобытных явлений, которые отражают наиболее отличительные национальные черты России на карте мира. Конечно, ни для кого не секрет, что именно русские девочки, барышни, девушки отличались не просто длинными волосами, но и их удивительной красой, именуемой «русой». Коса создавала вокруг девушки духовное пространство, в котором трепетно развивались черты добродетельности, мудрости. В традиционной русской культуре коса являлась не только признаком здоровья женщины, но несла сакральный смысл возрастного перехода от девушки к женщине. Наши предки считали, что отрезать волосы – всё равно что лишиться жизни, прервать связь с мирозданием, духовным опытом поколений. А прервать связь времён – значит нарушить заветы предков и ход бытия. Может, поэтому в старину, заплетая косы, мамы или сами обладательницы длинных волос разделяли их на три пряди с молитвенными словами: «Во имя Отца и сына и Святого Духа»."
Лукин Б. Наш современник - Марья-краса: В Московском городском Доме учителя прошёл 14-й конкурс «Марья-краса – длинная коса» среди девочек в возрасте от 3 до 18 лет // Литературная газета: Московский вестник (М.). - 2007. - 12-18 дек. - С.2. (Выделено мной).