Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

А вот интересно

Я сейчас довольно много читаю англоязычных детективов, более-менее современных (послевоенных так точно).

И вот похоже, что смерть персонажа (антагониста или одного из) там имеет как бы два смысла. Первый - кара (причем чаще всего погибший сам себе "вырыл яму"), а вот второй - милосердие (лучше смерть чем суд и все такое). Т.е. погибший, с точки зрения автора, "виновен, но заслуживает снисхождения" (по каким причинам - вопрос второй). (Третий вопрос - удобство для _тех, кто выше_, а то на суде, глядишь, те антагонисты Что-Нибудь Скажут!)

А вот как с этим в советских детективах (и шпионских романах)?.. Героическая смерть - прерогатива персонажей положительных, это понятно. Возможна смерть как искупление (ступил на скользкую дорожку, но исправился, "кровью смыл"). А вот как с отрицательными?.. Мне упорно мерещится, что, во-первых, там смерть персонажа вообще реже встречается, скажем, отравившийся или застрелившийся (а не "расколовшийся") шпион - явление уж совсем редкое, а во-вторых, уж какое тут снисхождение и/или удобство для власть имущих (наших, естественно)... Да и кару определит справедливый советский суд, а не "нечто свыше" (АКА автор)...
Tags: Детективы, Книги, Параллели, Советская литература, Шпионское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments