Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Бухнер и ПНВС. Часть 6.

Вернемся же к нашим баранам. Итак.

Напоминаю, что красным цветом выделены замечания Э.Симона, зеленым - Д.Макарова.

Д.Макаров

Суета вокруг «Понедельника...»
Сравнительный анализ перевода Германна Бухнера ( Hermann Buchner )



Глава пятая.

... скрипуче ворковала она заглядывая под передний бампер...
... begann sie beim hinteren Stossdampfer zu gurren ...
... начинала она ворковать у заднего амортизатора...



..., подергал шнур и сказал: – Перезвоните с другого автомата.
..., zog an dem Kabel und brullte in den Horer: „Gehen Sie zu einem andern Automaten!"
..., подергал кабель и проорал в трубку: – Идите к другому автомату!
[Уму непостижимо. Словосочетание «телефонный шнур» в русский вошло прямо из немецкого, и по-немецки это «шнур» (Schnur, дословно: веревка). А кабелем (Kabel) и по немецки, и по-австрийски, и по заднегорнодолински называют именно кабель – провода, лежащие в земле. Б. умудрился даже слово, идентичное по-немецки и по-русски, заменить другим, да совершенно идиотским.]

Сходи в засольный цех и скажи мастеру...
Geh hinuber in die Schlosserwerkstatt, und sag dem Meister...
Сходи в слесарную мастерскую и скажи мастеру...

Все остальное было совершенно по-прежнему: стол, и печь, и зеркало, и вешалка, и табуретка.
Alles andere war an seinem alten Platz. Der Tisch und der Ofen, und der Spiegel, und der Kleiderrechen, und der Sessel.
Все остальное было на своем старом месте: стол, и печь, и зеркало, и вешалка, и кресло.
(Der Sessel – используется как правило в значении «кресло», но иногда – в Австрии - может обозначать и стул, но стул со спинкой, что уж никак не применимо для табурета. Причем во всех остальных случаях в переводе стоит правильно – табурет.)

Смутная тень на мгновение заслонила свет лампочки, громко скрипнули половицы.
Ein wassrige Schatten verfinsterte fur einen Augenblick das Licht der Lampe, und die Kokosmatten wurden hin und her geruckt.
Водянистая тень на мгновение заслонила свет лампочки, кокосовые циновки двинулись туда-сюда.

... изящный человек в коротком кремовом плаще...
... elegant gekleideter Mann in einem cremefarbenen Uberwurf...
... элегантно одетый человек в кремовой накидке...
(Здесь г-н Бухнер просто использовал устаревшее значение слова «плащ».)

Были: шапка-невидимка, сапоги-скороходы, гусли-самогуды.
Oder eine Tarnkappe, oder Siebenmeilenstiefel, oder eine Balalaika, die von selber spielt...
Или шапка-невидимка, или сапоги-скороходы, или балалайка, которая сама играет...
(В эпизоде с котом Василием гусли были переведены как лютня, а здесь вот балалайка. По всей видимости, в немецком фольклоре подобный артефакт отсутствует.)
[Что-то подобное, наверное, есть, но не в двух дюжинах общеизвестных сказок. Вообще-то гусли похожи на лютню. Только тут Б. вдруг стал заботиться о русском колорите.]

... Лет сто назад или, скажем, при Гонзасте...
... „Vor hundert Jahren, sagen wir, oder unter der Zarin Katarina..."
... Лет сто назад или, скажем, при царице Екатерине...
(К чему они нужны – эти лишние и непонятные подробности?!)
[Так о царице Екатерине кто-то в Германии мог услышать. А кто такой Гонзаст?]

- Раньше я левитировал, как Зекс. А теперь, простите, не могу вывести растительность на ушах. Это так неопрятно... Но если нет таланта? Огромное количество соблазнов вокруг, всевозможные степени, звания, а таланта нет! У нас многие обрастают к старости. Корифеев это, конечно, не касается. Жиан Жиакомо, Кристобаль Хунта, Джузеппе Бальзамо или, скажем, товарищ Киврин Федор Симеонович...---------- Никогда не говорите, что Бальзамо и Калиостро – это одно и тоже. Может получиться неловко.
Мне стало неловко.
„Was ist das fur ein Leben heute, Alexander Iwanowitsch! Man sollte nicht alt werden. Fruher, wie ich da herumgesurrt bin in der Luft. Alle haben sie denn den Hut gezogen vor mir und meinen Kunsten. Aber was zahlt denn heutzutage noch ein fliegender Mensch, so ein kleines Mannchen wie ich? Ausgelacht werde ich von allen ... Wahrscheinlich werden Sie auch uber mich lachen, wenn ich nicht mehr hier bin ..."
„Aber ich bitte Sie...", unterbrach ich ihn. Ich wusste eigentlich nicht, wie ich mich jetzt verhalten sollte. Ach ja, der Diwan. Man konnte ihn ja schliesslich fragen.

- Что это за жизнь сегодня, Александр Иванович! Нельзя стареть. Бывало, как я носился раньше по воздуху. Все снимали шляпу передо мной и моим искусством. Но что сегодня значит летающий человек, маленький человечек вроде меня? Теперь все смеются надо мной. И вероятно вы тоже будете смеяться, когда меня здесь уже не будет...
- Ну что вы... – прервал я его. Я совершенно не знал, как мне теперь быть. Ах, да – диван. В конце концов его можно расспросить.

(Вместо довольно большого отрывка вставлено нечто коротенькое и странно непохожее на оригинал.)

Что ему – просочиться через канализацию на десяток лье.
(В переводе отсутствует.)
[Тут ясно: не знал он, что такое лье.]

«Однако, – подумал я вслух. – Не просочиться бы в канализацию!..»
„Hol’s der Teufel", sagte ich laut vor mich hin. „Vielleicht ware es fur mich auch das beste ... durch die gewisse Tur dort, im Vorzimmer."
«Черт побери, - сказал я громко. – Может было бы и мне лучше туда... через известную дверь в прихожей.»
(То есть по сути предложение в переводе имеет совершенно противоположный смысл.)
[Чего придираешься? Пусть противоположный, а смысл-то есть. Это же просвет!]

... обобщенный закон Ломоносова-Лавуазье...
... das angewandte Gesetz Lomonosovs und La Fontaines...
(Я не силен во французском, но, по-моему, здесь Лавуазье превратился в Лафонтена. Хотелось бы знать – почему.)
[Нет. Не хочешь ты этого узнать. Ибо хочешь ты при здравом уме своем остаться. Я, например, также не хочу узнать, почему у Б. обобщенный закон превратился в «прикладной закон». – А если серьезно, то все объясняется очень просто: Не знал он, как латиницей писать «Лавуазье». См. выше, «лье». Откуда человеку, профессионально переводящему с русского на немецкий, не зная ни того, ни другого, знать именно французский?]

Корнеев угрюмо запихивал умклайдет за щеку.
Kornejew schlug sich mit dem Umklaidet nervos gegen die aufgeblasene Backe.
Корнеев нервно постукивал себя умклайдетом по надутой щеке.
Tags: Книги, Немецкий язык, Переводы, Стругацкие, Фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments