Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Ну что? Заметки о Флоре и фауне? Это часть первая отчета, текстовая.

Несколько эпиграфов. Сугубо личное, никого не хочу обидеть. А к чему они - вы рано или поздно узнаете.

Итак, эпиграф № 1: "К стопам был повергнут проект «О лишении человечества страха». Фундамент и отец нашей цивилизации - страх… Совесть зачастую тоже базируется на страхе… и тому подобное. Вообще весь проект построен на микроскопическом личном опыте и на вычитанной где-то фразе: «Поскребите любое дурное свойство человека, и выглянет его основа - страх». (Сказано в манере Бернарда Шоу, но это не Бернард Шоу.) Страх сковывает и угнетает: чувство справедливости, прямоту-честность-откровенность, гордость сюда же, собственное достоинство, принципиальность…
Демиург запутал их играючи. Нельзя ведь отрицать, что страх сковывает и угнетает также: садизм-мазохизм, стремление к легкой наживе, склонность к лжесвидетельству, мстительность, агрессивность, потребительское отношение к чужой жизни, склонность к анонимкам, идиотскую принципиальность… Кроме того, если поскрести кое-какие ДОБРЫЕ свойства кое-каких людей, то и в этом случае частенько вылезает наружу все тот же страх… Впрочем, сама по себе мысль не дурна, есть о чем поразмыслить, однако требуется тщательная и всесторонняя доработка. Проводить! Угостить нашим морсом! Подать пальто!" (А. и Б. Стругацкие, "Отягощенные злом").

Эпиграф № 2. "В некой области обнаружен ребенок, воспитанный дятлами. Задолбает _кого угодно_". А вы никогда не задумывались, что будет, если двое таких детей _встретятся_?..

Эпиграф № 3. "А как же каша???"

Примечание: в квадратных скобках - глоссы друга/Джереми и, если требуется, мои/Глючьи ответы на них.


Как я уже неоднократно в последнее время писала (и, наверное, глобально вам этим надоела), в "длинные выходные июня (АКА 09-12.06) в Подмосковье должна была состояться ролевая игра "Практика". Естественно (раз уж _я_ пишу об этом) - по Стругацким. По "Отягощенным злом", а совсем точно говоря, по ташлинской истории. С одной стороны, довольно-таки "по мотивам" (скажем, Флора была не совсем такой, как там описано, даже если делать поправку на то, что в ОЗ Флора дается все же глазами небеспристрастного персонажа; система лицеев была, а вот Г.А. - не было, но вообще про лицеи я мало что могу сказать; да и вообще _те_ лицеисты, ученики Г.А., уже сами стали Учителями), с другой же - суть конфликта (Ташлинска с Флорой) примерно сохранена.


Ну так вот. Я с моим другом таки поехала на эту игру. Признаюсь честно: посмотрев на погоду в 7 утра 09.06 (и вспомнив, что вечером обещали концерт Ниэннах), я чуть не сказала, что поехать не смогу. Но к середине дня все как-то разгулялось, так что я все-таки поползла. Или мы поползли. Два фловера.

Впрочем, чем рассказывать "своими словами", лучше я перепощу из игрового сообщества два коммента: про меня и про него.

"Мы его называем Джереми, так сложилось. Инженер, занимался электроникой, говорит, что работал хорошо, но поссорился с начальством, и в итоге оказался здесь. Иногда исчезает на день-два, бывает в городе. Поэтому сначала ему немного не доверяли, он был не совсем «своим». Со временем стали доверять, в частности потому, что он ничего не изображает, не навязывается, не изображает «своего», ничего особо не скрывает: спросишь – отвечает.

Cпокоен, уравновешен, немного флегматичен. Занимает отдельную палатку, не слишком привечает гостей, но и не навязывается. Имевшую место попытку сразу подселиться к нему в палатку отклонил; позже к нему прибилась одна особь. Поддерживает контакты с турбюро, которое занимается, в частности, организацией туров во Флору. Иногда водит туристов в такие места, куда туристов обычно не водят, и помогает делать фотографии в тех местах Флоры, где съемки обычно не получаются. Деньги, получаемые с туристов, отдает деревцу, которая делит с ним палатку, а та существенную часть тратит на нужды Флоры.

Среднего роста и веса, ранняя седина, очки. Сленгом пользуется умеренно, иногда с улыбкой. Всегда готов поговорить о жизни, пообщаться. В палатке с ним живет эта странная молчаливая особь, известная рукодельница. Фенечки ее работы иногда продает в городе или туристам. Иногда пытается что-то объяснять окружающим по части физики, иногда этот шелест даже интересен, иногда шелестит что-то сильно умное о жизни. А вот на туристов, насколько мы слышим, пытается влиять в направлении понижения агрессивности по отношению к Флоре и возбуждения некоторого сочувствия.

Любит рассказывать истории из своей спортивной молодости или работы, возможно, приукрашивает, но кто разберет и кого это волнует? Отношение к нуси и их окружению – очень настороженное, да и в принципе к наркотикам относится отрицательно. Бывший спортсмен, очень здоровый. Был случай, когда трое «туристов» попытались применить к нему силу – заставить его отвести их к «нуси», о которых они что-то слышали. Кончилось это плохо – схватившему его за руки пришлось делать искусственное дыхание, на этом конфликт и исчерпался. Туристов с тех пор если и водит, то не более чем по двое, причем всегда берет с собой кого-то из фловеров."

"Глюк (это прозвище). Впрочем, свое цивильное имя помню и... не то что люблю, но считаю его равноценным. Т.е. на Лену тоже отзовусь без особых негативных эмоций.

19 лет, во Флоре около полугода. Родом не из Ташлинска, но во Флору пришла "самостоятельно" (т.е. не с кем-то из знакомых фловеров).

В общении... Говорить предпочитает мало, зато слушает охотно. Под настроение может поделиться какой-нибудь сугубо филологически-лингвистической байкой в стиле "а вы знаете, что "верблюд" и "elephant" - слова однокоренные?" Но редко и только особо близким. Держится чуть отстраненно, поскольку все еще пытается понять - приход во Флору был самой большой ошибкой в жизни или все же нет? Эта отстраненность как-то странно сочетается со стремлением "стать своей" (т.е. вдруг может начать говорить на чистом сленге и всячески мимикрировать, но, поскольку копируются только внешние проявления - выглядит это странновато).

Увлекается... Бисероплетение - это увлечение или способ заработка (денег или "хоть какого-то авторитета")?.. Особых увлечений нет по причине бездарности. Голубая мечта - освоить что-нибудь, чего никто другой не умеет.

В среде фловеров Глюк известен, во-первых, одеждой - которая все-таки ближе к "классическому хипповскому стилю", чем к военному (ну не любит Глюк камуфляж, причем активно). Впрочем, при вылазках в город это полезно. "Явно псих, но не из этих, что под городом стойбище организовали". Во-вторых, фенечками из бисера или ниток (для "экстремальных туристов" - на продажу, "хорошим людям", буде они в этом нуждаются - в подарок). В-третьих, опять же, "шестилапостью", т.е. наличием костылей. Вы будете смеяться, но при вылазках в город, опять же, очень полезно. "Бедняжка, ей еще и с ногами не повезло. Но уж _точно_ не из Флоры, там такие не выживают". В сочетании с интеллигентной речью и поведением "книжной девочки" - даже милиционеры ведутся. На вопрос типа "куда тебе эту просроченную еду" заготовлен ответ "знакомые уехали, собаку под присмотр оставили, денег тоже оставили, но у них в отъезде случилась какая-то беда, задерживаются, причем сильно, на стипендию собаку специальным кормом особо не прокормишь, а это она ест - и ничего". В-четвертых, тем, что делит палатку с Джереми, местным технарем и "всеобщим обеспетчером" электричеством и прочими полезными штуками (без которых можно и обойтись, но с ними - гораздо лучше)."

Кто из нас кто - полагаю, понятно.

Это, значит, была преамбула.

Ну, заехали мы (точнее говоря, нас завезли. "Там, где пехота не пройдет и бронепоезд не промчится", проедет доблестный Митяй), поселились, народ лагерь Флоры пообустраивал (почти как Рабкрин), ну и пошли знакомиться. В общем-то, во фловерском сообществе _вывешивались_ фотографии фловеров, но глюк, опознающий кого-то по фотографии... "Не бывает". (Кстати, оказалось очень полезное качество: там приходят какие-то чужаки периодически, кого-то ищут. А я - абсолютно честно - ну ничем не могу помочь. Не опознаю я по фотографии. И внешность описать в ответ на имя не могу. Максимум - махнуть рукой, вроде вон там врастал, но точно не скажу... А лучше и не махать [Джереми: А я вообще к нефловерам отношусь несколько настороженно и на такие вопросы не очень реагирует. - Глюк: Все понимаю и признаю, но сейчас время не дразнить гусей, а приручать их.]). Ну так вот, посидели, познакомились... Кстати, как кто-то верно заметил, "костровый инстинкт" непобедим. На игре не планировалось костров (ни как явления физического, ни как явления социального, понимаете мысль?). Ну так вот, костры жечь никто не стал, но собраться вокруг свечки-кальяна-антикомариной дымовушки (жизненно важного предмета, между прочим. Комары - звери! [Джереми: По количеству; по качеству укуса - слабые комары, карельским не чета. - Глюк: Ничего, если Флора вернется - они по интеллекту и качеству укусов догонят и перегонят.]) - это всегда ква. А вот без свечки и проч. как-то не собирается. Да, так, значит, посидели мы (фловеры), познакомились (а то как-то странно, если к человеку, с которым ты, по идее, несколько лет знаком, придется обращаться "Эй ты, да, вот ты, как тебя звать-то, кстати говоря?". Конечно, большинство _преподавателей_ зовут Извините Пожалуйста, но мы-то фловеры) - и расползлись (кто спать - это Джереми с Глюком, и нечего тут хихикать, а кто - продолжать игровое взаимодействие - возможно, остальные). Кстати, Йолаф, он же Хикару (кстати, в дальнейшем я буду народ называть по игровым именам, кого помню; а то по реальным именам-никам я слишком мало кого знаю), таки заехал, и лично глюк тому был очень рад. И это был последний мирный день Флоры (ну, хотя бы _сравнительно_ мирный).

Следующий день, как я понимаю, начался с известия о какой-то странной гибели двух фловеров, ходивших зачем-то в город, а продолжился нашествием лицеистов-практикантов и их Учителей. Хотели они разного, но, в общем, в их Идеальном Мире, как я понимаю, Флоры бы не было или она была бы совсем другой. Окультуренной. Во всех смыслах. Нет, Глюк никоим образом не в претензии к ним, они явно хотели "как лучше" (причем "как лучше" и им, и, по их мнению, нам) и старались что-то сделать. [Джереми: Точнее, что-то произнести, причем что-то беспомощное. Это дети, у них все выученное, а не пережитое; бледная немочь. - Глюк: Ну, когда приперло, они и действовать сумели... Опять же, вспоминая про "встал и взялся": всегда ли слова хуже действий?] Уже неплохо. Да и лекции у них были любопытные (кстати, вот это могло бы для Глюка быть Идеальным Миром: обитать во Флоре, а когда хочется - ходить за интеллектуальной жизнью к лицеистам), хоть и заметили, что у Глюка не фловерская речь (ну да, чего не умею - того не умею... Хотя нагло попыталась выдать недостаток за достоинство и сослалась на известную фразу кошки: "Один чужой язык полезно знать, однако"). Впрочем, до лекций надо было еще дожить, а лицеистов - узнать (хотя бы отличить их от фловеров... жуткая задача). [Джереми: Лекции примитивные, первая - беспомощные упражнения про интуицию, иллюстрируемые неумением решить простую задачу по физике; вторая - какой-то лепет на темы жизни и литературы, особенно смешной, потому что лекцию вела не лицеистка, а Учитель! Дети учат детей... Глюк: Ничего, молодость - это тот недостаток, который с течением времени гарантированно проходит. А про первую лекцию, услышав только ее хвостик, судить сложно.] А пока был шанс добыть для Флоры некоторое количество ресурса - проведя экскурсию по странным местам фловерского стойбища. Сами понимаете, в таком стойбище появление легенд - вещь неизбежная. А обоснованность их - вопрос сильно другой. Джереми, правда, утверждает, см. ниже, что частично эти легенды основаны на реальных фактах. Мол, был когда-то в окрестностях Ташлинска, а то и в самом Ташлинске, некий НИИ, разрабатывавший БОВ, в т.ч. галлюциногенные. То ли из разработок ничего хорошего не вышло, то ли что, но, в общем, результаты их были закопаны как раз в этом лесу. Видимо, учитывать непосредственную близость речек и родников при выборе места захоронения у разработчиков не в моде. И хорошенько укупоривать захороняемое - тоже. И, значит, оно потихонечку просачивалось, а в безветренные дни даже и накапливалось. Так что вполне могло сойти за Место Силы. И вот, значит, любопытствующие-эзотерики-уфологи-нужное-подчеркнуть-недостающее-вписать приходили и несколько мешали Флоре произрастать. В результате чего эти визиты были несколько упорядочены: туристы, приходящие от турбюро, платили некоторую сумму и получали показ всех Мест Силы и рассказ об их особенностях (не настоящий, а легенды), а также осмотр избранных мест фловерского лагеря: вот здесь у нас картины Тиуны, а вот - инсталляция, а вот - инсталляция в процессе создания, не хотите ли поучаствовать?.. "Дикие" туристы прийти тоже могут: Флора, запрещающая к себе приходить??? Не бывает. Но вот что получится с экскурсией и проч. - это как повезет. А прийти можно, почему нет, вдруг понравится и врастете, дорога открыта в обе стороны. Ну, это в теории. Практика же, как обычно, оказалась разнообразнее. Платная экскурсия была, только вот экскурсанты какие-то странные. Эколог [Джереми: Якобы эколог. - Глюк: Ну, экологом она представилась, а чем бы то ни было еще - нет...] с кучей дозиметров и проч. (ну это ладно, допустим... хотя интересно: газоанализатор у нее был или как), а также с динамитом (пыталась взорвать одно из "мест силы", изобретенное фловерами, обозвав его святыней; наверное, _так_ его еще ни разу не оскорбляли, а потому логично - изобретенное-то оно изобретенное, но... тут поговорить про эгрегоры и проч., - что из взрыва ничего не получилось, кроме лекции экскурсовода о началах физики взрывчатых веществ - шнур затоптали в мать-сыру землю, динамит куда-то делся, экологиня психанула и смылась; кстати, забавно, что идея проконтролировать процесс покидания ею лагеря пришла в голову только Глюку - ну так, чисто на всякий случай, а то мало ли, и палатки тут есть [Джереми: Не прихватил бы "эколог" чего с собой. - Глюк: Прихватить с собой - это еще ладно, а вот оставить что не надо - это было бы печальней.], и вообще, торопить, конечно, не будем, захочет - пусть посмотрит еще, тут много интересного, а вот хвостом походим и вслед посмотрим). Писатель, видимо, в творческом кризисе. (Второй привет от "Машины Желаний", кому нужны подробности - просим туда; кстати, интересно, куда он делся - как-то его на минутку выпустили из вида во время этой мороки с экологиней...). И иностранный журналист (он же ооновец), который, к счастью, русский язык знал хорошо - а то дублировать монологи экскурсовода на английском как-то _очень_ неудобно (правда, что он из ООН и эксперт по чему-то [снять пробел] там, не сказал, в результате чего Джереми с ним глобально погрызся [Джереми: Ага, ООНовец... во-первых, если ты в этой роли, то и говори это; голубые каски и должны носить голубые каски, во-вторых, только лощеных иностранцев тут нам еще и не хватало, а в-третьих, и не журналист он, и не ООНовец, это все прикрытие - выпытывал тут у фловеров кое-что, а потом вообще полицейским оказался, насилие применил... ООНовец, как же... - Глюк: Ну, видимо, не только мы в детстве читали про Румату-Искателя и проч. Некоторые чуть не пошли на лингвистический факультет, а некоторые - пошли в разведчики.]; кстати, забавно: насколько я стайное существо - Глюк все время твердил, что это вполне может оказаться шансом для Флоры, "побить собаку можно любой палкой", "лишних союзников не бывает" и т.д. Но Джереми с ним все время грызся, а Глюк продемонстрировать несогласие "с линией партии" так и не рискнул). Лицеисты приходили, общались, ненавязчиво (ну, чтобы Глюку _навязаться_ - это надо его бить Очень Большим Кирпичом, причем Очень Долго) пытались понять, зачем мы здесь и почему мы не "там" (в Ташлинске, а говоря шире - в Большом Социуме), пытаясь ответить на этот вопрос, Глюк поинтересовался, а почему _они_ не во Флоре (имея в виду, что как у них может быть масса причин не прорастать во Флоре, так и у фловеров может быть аналогичная масса причин не включаться в Большой Социум, но до этого дело не дошло). [Джереми: Правильно - это дети, любой серьезный вопрос - и кранты. - Глюк: Зато они не теряются, а делают вид, что не слышат или не совсем так понимают. Тоже очень полезно.] Кто-то из лицеистов (собственно, Октябрь) получил индивидуальную экскурсию по Флоре (для учащихся - скидки!) и обсуждение происхождения легенд (упорно полагал, что Что-то Под Этим Есть; а Глюк ему объяснял, что ну нету ничего, ну что есть под легендой о Черной "Волге", которая бесшумно ездит и ест зазевавшихся детей? Ничего. Т.е., если докапываться, можно предположить, что так трансформировалась легенда о Берии, но а) кто из рассказывающих эту легенду детей хотя бы знает, что был такой Берия; б) не дам головы на отсечение, что трансформация была не обратной. Жаль, не сообразила сказать, что, возможно, эти легенды отражают недостаток религиозных переживаний в обществе. Вы вот - лицеисты, в смысле, возможно, вообще Большой Социум - верите в коммунизм, и в т.ч. это объединяет вас. Мы же, фловеры, верим, наверное, в разное - выяснение, во что именно верит конкретный фловер, было бы слишком глубоким залезанием в душу, - но вот _это_ - Таинственная Банка, Золотой Шар, Остатки НИИ и то, что я обозвала "стабилизатором", - объединяет нас и противопоставляет вам, нет, мы вам не хотим абсолютно ничего плохого, мы никому не хотим ничего плохого, но есть вы - и есть мы, это просто факт). Соответственно, экскурсия получилась в этом же духе. В материалистическом, в смысле. [Джереми: Да и я вносил материалистическую струю.] "Ну развлекался народ так. Легенда гласит, что... А что вы видите - вы и сами видите". Ну и, завершая тему экскурсантов, упомянем Уфолога, который искал место посадки инопланетного корабля или хотя бы что-то, что можно было бы хоть как-то связать с инопланетянами (кажется, фловерское творчество его весьма вдохновило, а уж Банка со Стабилизатором - так и вообще привели в восторг. Еще его порадовали глючьи фотографии - на некоторых из них было действительно странное. [Джереми: Я не вмешивался - в странное не верю: советский инженер до мозга костей. - Глюк: Зато оно верит в тебя. Ква! А если странное видишь и ты, и фотоаппарат?] Пояснение: поскольку прорастать во Флоре он не хотел, а таинственные знаки и события как-то не очень хотели согласовываться с его приходами, он оставил Глюку фотоаппарат и просил поснимать что получится). Экскурсии - это к вопросу о самостоятельности Флоры. Конечно, прожить _только_ на них было бы еще тем квестом, но, как Глюк сказал Учителю Не-Помню-Которому (не со зла, а по причине маразма; кажется, это был товарищ Донской), последними полностью самостоятельными были, кажется, Лыковы, да и то не до конца. [Джереми: На что Учитель - учитель! - не нашелся, что возразить: дети учат детей. - Глюк: Или не хотел нас ставить в глупое положение, помянув аборигенов и т.д. Я знаю, что бы могла ответить я. Но еще я знаю, что бы могла ответить я еще раз. А может, и еще.] После обеда Глюк с Джереми жили культурной жизнью: пошли на лекции к лицеистам (нам несложно, им приятно, да и комаров, говорят, там поменьше). Лекцию об интуиции они пропустили (попали только на самый хвостик; кажется, там доказывались преимущества рационалистического мышления перед интуитивным; как эта штука - я не про мышление и даже не про интуицию - катается, я так и не поняла). А вот лекцию "чему нас может научить классическая литература" послушали и даже поподавали реплики. (Вся засада в том, что в классической литературе можно найти примеры, учащие поступать как определенным образом, так и строго обратным, а заодно еще с полутысячу примеров, рассматривающих ситуацию с нескольких полутысяч сторон; но, проникшись лекцией, Глюк к каждой своей реплике подбирал заодно подходящую цитату. См. эпиграф № 2). Так прошел день. Флора подозревала, что Что-То Будет, но какого-то общего решения принимать не желала. Что ж, вероятно, Флора, собирающаяся на сход и принимающая общее решение, - это уже не совсем та Флора, какой она виделась ее обитателям. Вполне себе позиция, между прочим. Но группками фловеры собирались и шушукались - что делать и как быть. (Флора с Ташлинском, кстати говоря, совместно замечательно отвечали на два вечных вопроса интеллигенции: "Кто виноват" и "Что делать". Городу досталось "кто виноват", ну а Флоре осталось то, что осталось.) Глюк процитировал киргизскую пословицу "Оторопевшая утка и хвостом ныряет", сослался на "Джуру" Г.Тушкана - и начал нырять. Сначала он погадал на рунах (выпала перевернутая Othilia - "сейчас не время для того, чтобы быть связанным старыми условностями и авторитетами. Спросите себя, что "ощущается" правильным для вас, и действуйте в соответствии со Светом, озаряющим теперь вашу жизнь. В это время нужна не жесткость, а текучесть. Когда появляется этот знак, помните: мы действуем без делания, и все оказывается сделанным", исключительно многотрактовочное высказывание...) и попросил удачи у Золотого Шара (точнее говоря, загадал сразу три желания и стал с интересом ждать, какое именно исполнится. [Джереми: для загадывания с Шаром нужна была специальная процедура, мы ее провели, и Шар ответил! - Глюк: Слышу голос материалиста...] Забегу вперед и скажу, что исполнились _все три_. Глюк до сих пор висит кверху лапками и переваривает это). И другим предложил на рунах погадать. Выполнив, таким образом, свой фловерский долг, Глюк с Джереми уползли спать. Теоретически говоря, ночью был обещан еще один пласт игры, сон. Где можно было бы все то, чего нельзя в основной игре. Ну мало ли что там приснится. Судя по воплям, кому-то снился Doom. Но как-то в это ни Джереми, ни Глюк не въехали - а потому им снились комары (утром выяснилось, что комары - это еще и опять суровая реальность). И это хорошо. Потому что после обсуждения "что же делать" (собственно, что? Оставаться. Уходить всем вместе. Уходить порознь. На каждую идею находились: довод подтверждающий, довод отрицающий, цитата подтверждающая, цитата отрицающая, пример из истории подтверждающий, пример из истории... правильно! отрицающий! Then Goto1, т.е. к доводу подтверждающему. Для приятного разнообразия было выдвинуто несколько вариантов типа "начать поклоняться хоть Банке, хоть Шару и кричать о гонениях по религиозному признаку", но все они отличались одним неискоренимым недостатком: их воплощать надо было не сегодня и даже не вчера, а сильно загодя.) могли бы и кошмары посниться.

Утром же следующего дня стало ясно, что принимать решение не хочется с силой, на редкость ненормальной, но надо, Федя, надо. Все еще упиралось в нуси (2 шт., Кея и Маку), которые бы в одиночку не выжили бы. Т.е. сначала надо каким-то образом обеспечить их безопасность (ага, замечательная задача, учитывая, что автобусы с ОМОНом и народным ополчением стоят под парами и единственное, что их сдерживает, это _документированное_ присутствие лицеистов; т.е. в тот момент, когда _по плану_ лицеисты должны погрузиться в свой транспорт и поехать в город, навстречу им стартуют автобусы с недружелюбным населением, которое как-то совсем не колышет _фактическая_ безопасность лицеистов; к тому же у системы лицеев вообще какие-то проблемы, и утверждать, что данные практиканты не окажутся "сданы" во имя спасения системы в целом, лично Глюк бы не взялся; не оказались. Уже хорошо), а уже потом думать, что делать дальше. Лицеисты свой объект практики тоже жалели (ну и то сказать, знаете же классический способ издевательства - заставлять человека сначала что-то делать, а потом разрушать либо смотреть на разрушение сделанного) и старались что-то сделать. Самое любопытное, что им таки удалось. Договориться с соседней областью о том, что там разместится молодежный лагерь, находящийся под патронатом системы лицеев, договориться с начальством, что оно берет Флору под свой патронат ("Как, впервые слышите об этом? Вы же об этом знаете целую минуту!"), договориться с ташлинцами, что теперь это - головная боль соседей, а не их, ну и вообще теперь никакой головной боли никому не будет, да, мы понимаем ваши чувства, ну, разгромите опустевший лагерь, что ли, может, вас это утешит... (Может быть, даже договорились с мэром Ташлинска, что ему поставят ведро валерьянки, чтобы он хоть как-то успокоился; кстати, вот интересно, говорят, что к высоким должностям прилагаются там спецпайки, машины, квартиры... и никто не предлагает прилагать к ним ведро-другое пустырника или валерьянки, а оно бы очень не помешало, наверное). Нуси с ближними решили, что они доверятся лицеистам и откочуют, а там будет видно. Лицеисты с Учителями активно бродили по стойбищу и уговаривали фловеров переехать в новое, окультуренное стойбище. Потому что альтернативы - какие-то особо нерадостные. Ну, допустим, сидим мы здесь и ждем тех автобусов. Чего дожидаемся? Точно избиений, возможно, смертей, и уж _совсем_ точно - изоляции и лечения нуси и ближнего их круга (ага, двоих уже доизолировали, спасибо вам большое. Ах, еще и список ближних составить??? _Спасибо_ особенно большое. Ходят слухи, что глючье-джеремиевое _спасибо_ было не одиноко: кто-то явно подумал о том же, о чем и они, и предложил вписаться в список вместо кого-нибудь из ближних. Глюк из тупого глючьего любопытства поинтересовался, как предполагаемое принудительное лечение соотносится с УК и прочим, ибо, кажется, даже социально опасные болезни _принудительно_ уже не лечат; Учитель несколько замялся и сказал, что, скорее всего, это пойдет по линии Минздрава и борьбы с эпидемией, а на такой случай у них там какие-то свои инструкции). Расходимся во все стороны поодиночке. Уже лучше, потому что избегаем встречи с автобусами, да соберут они в свои шины все гвозди дорог Ташлинской области и нескольких соседних, но в таком случае, скорее всего, вернуться на это место Флора не сможет никогда. А вот если переедете и окультуритесь - то через какое-то время мы, система лицеев, договоримся с мэром Ташлинска - и вы вернетесь. В Идеальном Мире вы бы, конечно, вернулись в Большой Социум (ну, это не говорилось прямо, но явно подразумевалось; Глюк очень громко думал, что возвращаться в социум, считающий нормальным избиение подростков, не хочется как-то _особенно_ сильно; конечно, всегда есть вариант "измени социум", но эта дорога для сильных, вот как раз для вас, для Учителей и лицеистов, а нам, фловерам вообще и глюкам в частности, простого необщения хватает), так что, если надумаете, мы всегда поможем. Фловеры мялись и определенных ответов избегали, Глюк с Джереми следовали эпиграфу № 2 и слегка долбили друг друга доводами "почему надо уйти" и "почему надо остаться" (вариант "пойти в город и там как-то перекантоваться" отпал в полуфинале; в ходе задалбывания упоминались: Берен, "тот, с площади Тяньаньмэнь" - кстати, Ванг Вейлин, если кому интересно, - Кутузов и прочие литературные персонажи и исторические деятели). Кто долбил какой довод - угадайте сами. [Джереми сразу заявил, что Глюка не оставит, возложив тем самым косвенно, как ни странно, ответственность на него! - вот этическая загадка, уж точно не для этих..."учителей". - Глюк: Добрый ты человек, Джереми... Что ни выбери - кого-нибудь да предашь. Не ква.] В перерывах между устной долбежкой доводов Глюк мысленно долбил эпиграф № 1 и со смехом (временами уже несколько истерическим) отмечал, что какое бы решение ни было им, Глюком, принято, в основе его будет страх. Лицеистам и Учителям наконец надоело (железные люди! Мне бы надоело _намного_ раньше. Впрочем, терпение - необходимая добродетель педагога), и они объявили, что через некоторое время на дороге у лагеря появится хороший большой вместительный КАМАЗ, в который все желающие смогут погрузить себя и вещи и уехать на новое Флорово стойбище. Нежелающие могут не грузиться. Отбытие КАМАЗа, впрочем, старательно оттягивалось (в надежде, что кто-нибудь еще соберется и погрузится), водитель гостил у лицеистов, но в конце концов дальше тянуть было нельзя уже, и КАМАЗ стартовал. Нуси и ближние откочевали еще раньше, видимо, своим ходом, предварительно сообщив всем поинтересовавшимся, что они, нуси и ближние, а) откочевывают; б) будут порадованы, если их примеру последуют остальные. Но еще до его отправки, выйдя на центральную поляну Флоры, Джереми с Глюком обнаружили на ней нескольких Учителей и лицеистов - и куста 4. В смысле что 4 фловера. И из разговора было ясно, что они (кусты) остаются. Ягель, Ша. И еще двое, никак не вспомню имен. Очередное долбление (к этому моменту Глюк с Джереми достигли таких высот, что успешно долбили друг друга взглядами, а стадия нумерованных анекдотов, т.е. доводов, была пройдена так быстро, что ее почти и не заметили) - и остающихся стало 6. Потом Ша ушла куда-то в глубь леса (то ли надеясь пересидеть там, то ли обходным путем выбраться и куда-нибудь пойти). Осталось пятеро. И Учитель. И приходяще-уходящие лицеисты. Каил, кажется, даже собирался организованно со всеми уехать, а потом отловить, к примеру, такси и быстро вернуться в стойбище (кажется, Каил, а не кажется, собирался; собирался-то он точно). Учитель (собственно, если я не в маразме, это была товарищ Павлова, ученица Г.А.) потренировал взгляд удава на фловерах, фловеры ответили тем же... И стал собирать камешки (это была инсталляция, но ее немного уронили). Глюк присоединился, заодно рассуждая вслух о том, что а) вот Вы - Учитель, я - фловер, и ничего, одно дело делаем, с нами, фловерами, вполне можно сосуществовать, не так ли?; б) а вот другой Учитель, в чем-то схожей ситуации, собирал выползших после дождя червяков, он делал это, чтобы ученик проникся к нему доверием, но тот не проникся, но ведь червякам и цель Учителя, и недоверие ученика были глубоко пофиг, главное, в результате этого действия на них не наступили... Но в какой-то момент камешки оказались собраны - и тут-то к нам и повернулось черное лицо досуга. Ну, обсудили, что делать в Случае Чего (сопротивляться или нет; Глюк был сторонником полного отсутствия сопротивления. "Ясно, что физически победить у нас - особенно наличным составом - шансов нет. Так изгадим им победу по мере сил. Крутые омоновцы скрутили пятерых... А, ты уходишь? Ну, тоже хорошее дело. А в какую сторону?.. Джереми, а ты ее проводить не хочешь? Нет? Какая жалость... четверых не оказывавших сопротивления подростков. Ну ладно, троих подростков и одного взрослого. Вот это подвиг!.. Какая храбрость для этого потребовалась, какая сила духа! Мы гордимся тем, что живем в одной стране с такими людьми!.."). Лицо досуга приблизилось. Глюк отчаянно думал, как бы переключить грядущих гостей на что-нибудь другое. Сказать, что тут человеку плохо?.. Нет, вряд ли поможет, во всяком случае _всех_ это не займет. Глюк стал искать примеры из литературы. Между прочим, нашел. "Вот, скажем, в несколько аналогичной ситуации один персонаж поджег свое поле. Огонь угрожал перекинуться на соседние поля, и тут уж... как бы ни хотелось линчевать ближнего своего, поле все же дороже. Оно свое. А ближний - не свой, а ближний. А потом запал прошел. Кстати, а сколько тут до города пешком?.. с полчаса? Не, не поможет". И тут Джереми осенило. [Джереми: Я просто вспомнил про Ван Вэйлиня и площадь Тяньаньмэнь - когда один человек остановил колонну танков готовностью лечь под гусеницы; 1989 год] Он сказал: "А давай пойдем и встанем на дороге в лагерь". "О!" - сказал Глюк, оценив идею. Вежливо улыбнуться им и сказать, что туда идти не надо. В лучшем случае от такого зрелища грядущие гости зависнут и дальше не пойдут, чего, собственно, от них и хотят. В худшем - ну, если альтернативой будет сосуществование с _ними_ (с теми, кто прошел в лагерь Флоры по двум трупам, прямо говоря), то _худший_ ли это вариант??? И они пошли. И стали ждать. Сначала мимо них прошла одна фловерша, решившая перекантоваться в городе ("Привет Ташлинску передавай"), потом другая, отправившаяся догонять Флору ("И ей привет!"), потом протащили Ягеля (я как-то не совсем поняла, но, в общем, он осознал, что в любом случае лечиться от наркомании надо, так почему бы не добровольно? Правда, почему его в этом случае _тащили_ - тупым глюкам понятно не очень).
[Джереми: тащил псевдо-ООН-овец и псевдо- ясное дело! - журналист, а попросту - полицейская ищейка! - и с воплем "Глюк, ко мне" я (и Глюк!) повисли на этом подлеце; после чего им тактично сообщили, что игра закончена; облом-с! - Глюк: Ну а что оставалось делать? Последнего лишают, гады!..]

Собственно, Джереми и Глюк остались вдвоем. И первое, что они сделали, это выключили забытый проигрыватель. Стало приятно тихо. В отдалении пели птицы. И здесь мы оставим наших героев. Ибо игра окончилась. (И народ пошел к лицеистам кормиться.)

То ли ОМОН от этого зрелища ошизел вконец (на что и был расчет), и Джереми с Глюком на следующий день... а что на следующий день? Либо, доказав себе и миру право здесь оставаться, отправились смотреть, как там Флора пережила пересадку (неся в авоське Золотой Шар, Банку, Стабилизатор, Манометр, Коробку и проч., я настаиваю; не забыть положить в район банки записку, что пошли туда-то), то ли, доказав и проч., пошли в город осмысливать события и думать, так нужна ли (или так ли нужна) им Флора, то ли остались на месте и с интересом стали ждать, вернется ли кто-нибудь. То ли не ошизел. Но давайте все же думать о людях хорошо. А можно подумать о людях еще лучше - автобусы так и не пришли. То ли действительно собрали себе в шины излишнее количество металла, то ли кто-то из пассажиров сообразил, в _чем_ он собирается участвовать и "соскочил", а за ним и другие. Далее - см. выше.

Забавно: Глюк, в общем-то склонялся к идее, что уход во Флору был самой большой ошибкой в его жизни. Но когда возможность вернуться ему уже не то что разжевали, а и в рот положили, разве что горлышко не помассировали, чтобы лучше глоталось, растопырился, как тот Ивашка, которого сажали в печь. (Кстати, как раз вот на таких случаях бы, наверное, и применять Программу Реабилитации. Но до этого разговор не дошел). И когда Флору предложили превратить, в общем, в нечто типа индейской резервации (а фловерши в аутентичных нарядах будут сидеть у входа и продавать туристам местные самоделки. Made in China...), что сам глюк тоже видел неплохим развитием ситуации, он опять растопырился.

Еще забавно: два самых нефловерских фловера, которые и в своей фловеристости уверены-то не были, остались.

Еще забавно: а ведь Глюк получил то, чего он хотел. Свою уникальность. "Та, что осталась". Или, точнее, "те, что остались до конца". В конце концов, половина пары - это намного лучше, чем одна тридцатая или одна сотая группы. И, кстати говоря, Золотой Шар исполнил все желания. Все три. Чтобы Флора продолжила существование, чтобы Глюк сохранил хотя бы самоуважение, чтобы все как-нибудь обошлось. Но - и тут мы смотрим на эпиграф № 1 - в игре-то быть храброй легко. А вот в реале - я ж даже на митинги и проч. не хожу. Не забываем смотреть на эпиграф № 1.

А к чему был эпиграф № 3? К тому, что у Андерсена есть сказка про домового. Который все никак не мог выбрать: жить ли ему там, где есть прекрасная книга, или там, где есть не менее прекрасный горшок с кашей. Так вот и я. Каша - или свобода говорить что хочешь, к примеру? Свобода или каша?..


P.S. Да, если кто-то хочет вернуть мне значок "Читаю везде" и значок с Хельгой Эн-Кенти - буду признательна.
Tags: Игры, Книги, Личное, Ролевки, Стругацкие, Фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 18 comments