Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

Category:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Л.Чарская, "Графиня Зозо" (сборник, ПСС)

А ведь это, если так вдуматься, жутко: осознать, что у тебя нет ничего своего. И, в лучшем случае, будет очень нескоро. Что ты _абсолютно_ зависишь от других. Не спорю, оно так и есть, но обычно-то ребенок этого не осознает... А игрушки, одежду и проч. так и вообще считает своими. И то сказать: "Этот мячик не мой, а мамин, а эта кукла - папина"... Звучит как-то странно. "Подарены мамой и папой" - нормально. "Не заработаны мной" - ну, тоже верно, хотя мне не хотелось бы задаваться вопросом, точно ли родители (а кстати, а что у Зозо с родителями? Отец - граф, а если она - графиня, то это значит, что матери у нее нет?) _заработали_ на те игрушки и проч. Но "не мои"???

И такое чувство, что "добрыми делами" Зозо пытается как бы "заработать" любовь, уважение и т.д. И не исключено, что в ее представлении - чуть ли не хлеб. Одно ведь дело, когда "мое и никуда не денется", и совсем другое, когда "чужое, значит, могут и не дать".

Что же до "хорошо и весело живется... Вероятно, гораздо лучше и приятнее, нежели прежде" - конечно, жанр не позволяет иного финала. Но - был ли так уж счастлив Дамокл, когда ему показали тот меч?..

Под катом - рассказ.



ГРАФИНЯ ЗОЗО

- Ваше сиятельство, пожалуйте.
Высокий, закутанный в шубу, выездной Михайло широко распахнул дверцы кареты.
Графиня Зозо выпорхнула из нее, как птичка, и с гордым видом направилась к подъезду. От кареты до подъезда надо было сделать шагов десять, и графиня Зозо сделала эти шаги с видом маленькой королевы.
Даже прохожие, сновавшие по панели, невольно остановились, чтобы посмотреть на маленькую нарядную девочку, с таким надменным видом выступавшую по плитам панели.
- Должно быть, очень знатная барышня, - говорили прохожие и почтительно давали дорогу маленькой графине.
Только один какой-то дерзкий мальчуган не посторонился. Он заглянул в гордое личико графини Зозо и громко расхохотался.
- Ишь ты, фря какая! И чего важничает, спрашивается? Что родители богаты, что шелковые наряды да лошади есть... Невелика штука! Подумаешь! А у тебя-то што есть свое собственное? Гордячка ты этакая!..
Мальчишка хотел еще прибавить что-то, но тут вырос перед ним как из-под земли выездной Михайло и сильно толкнул мальчишку. Тот покатился с панели прямо на улицу. А графиня Зозо вошла в дверь подъезда, которую Михайло предупредительно распахнул перед нею.


* * *

Весь день графиня Зозо чувствовала себя как-то невесело, неспокойно. Слова уличного мальчишки не выходили из головы.
- Мисс Молли, - обратилась она, наконец, вечером с вопросом к своей гувернантке, - что у меня есть своего собственного?
Мисс Молли посмотрела на Зозо так, как будто видела ее в первый раз, и стала перечислять своим деревянным голосом:
- Как что есть? Дорогие игрушки, есть книги, нарядные платья, лошади, экипажи...
- Ах, нет, не то, не то! - прошептала с досадой Зозо, - все это папино и мамино, а не мое. Мальчишка сказал, что это не мое.
- Какой мальчишка?
Мисс Молли чуть не сделалось дурно, когда она узнала, что какой-то уличный мальчишка разговаривал с Зозо.
Был призван выездной Михайло, и ему сделали выговор за то, что он плохо смотрел за барышней... Мисс Молли пообещала пожаловаться графу и прибавила, что граф, наверное, прогонит за это Михайлу, откажет ему от места.
Графиня Зозо слышала все. Она могла бы заступиться за Михайлу и объяснить мисс Молли, что Михайло не виноват ни в чем. Но Зозо мысленно решила, что не ей, знатной маленькой графине, заступаться за какого-то лакея. Слишком много чести!
И она как ни в чем не бывало занялась рассматриванием картинок.
А Михайло, уходя из комнаты, взглянул на маленькую графиню и произнес невесело:
- А мальчишка-то правду сказал, барышня... Карета папашина, наряды папаша вам сделали, и игрушки, и лошадей купили они... Все их, значит... А у вас собственного своего одно сердечко могло бы быть... Да и того нет, графинюшка. Бессердечные вы, коли бедного человека зря обидеть позволили...
Сказал и ушел в переднюю...
А графиня Зозо низко-низко наклонилась над своими картинками и задумалась.
Чуть не в первый раз задумалась графиня Зозо. «Прав Михайло», - думала девочка и тут же решила во что бы то ни стало быть доброй.
Когда мисс Молли пожаловалась на лакея графу, Зозо так горячо отстаивала его, что Михайлу простили и оставили.
С этого дня Зозо как будто изменилась. Она не гордится богатством отца, своим титулом и знатностью и всеми силами старается делать как можно больше добра людям. Теперь ей хорошо и весело живется... Вероятно, гораздо лучше и приятнее, нежели прежде...

Tags: Детская литература, Книги, Цитаты, Чарская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 62 comments