Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Виктор Михайлов, "Бумеранг не возвращается"

С определенного момента (интересно, с какого, кстати говоря...) авторы шпионских детективов (и не только) "о современности" почему-то испытывают амбивалентную потребность: а) довести до сознания читателя, что "мир капитала" и в первую очередь США (а раньше, видимо, Япония или Германия? В общем, основной предполагаемый противник) - это очень плохо; б) ни в коем случае не назвать этого основного предполагаемого противника _прямо_. Дорогу эвфемизмам (типа "старый враг, упорно и неутомимо добивавшийся господства на Азиатском континенте", "держава, считавшая себя владычицей Востока и азиатских морей". Это Адамов, "Тайна двух океанов". И захочешь ошибиться - Японию не узнать - особенно в сочетании с именами - невозможно. Да и Маэду прямо называют японцем, и о командировке Горелова в Японию открыто говорится. Но условность соблюдена)!

Иногда они устают искать эвфемизмы и просто изобретают какую-нибудь страну (типа Аржантейи или, как вот здесь, Марсонвиля). Но, опасаясь, что читатель не поймет, против кого направлено произведение ("А _Вы_ кого имели в виду, товарищ Берия???"), они подкидывают детали, которые должны указать на то, что скрывается под псевдонимом (например, многонациональность Аржантейи, Город Больших Жаб там же). Или вот: "- Это символ современной России, если «Марсонвиль бэнк билдинг» или бронзовая группа Марса и Меркурия у пирса Марсонвильской гавани являются символом нашей родины.
- А что же, по-вашему, является символом нашей родины?
- Трущобы Марсонвиля и дворцы пригорода, бараки химического концерна «Фроман», Марсонвиль-авеню, богатство и нищета, высокий уровень производства и низкий уровень потребления.", "Он, быть может, видел сейчас каменную громаду «Марсонвиль бэнк билдинга» и сверкающую бронзу Меркурия и Марса на пирсе огромной гавани, аркады ажурного моста через полноводную Саговар и слепящие огни реклам на Марсонвиль-авеню, быть может, он слышал грохот надземных дорог и протяжные гудки океанских лайнеров, быть может, он думал сейчас о том, зачем его занесло в эту далекую и непонятную страну..."

Фамилии - английские, иногда встречающиеся реплики на иностранных языках - тоже английские ("Сан оф эйбич! - выругался Эдмонсон и широким жестом выплеснул шампанское в лицо Роггльса."), упоминается "комиссия по расследованию антипатриотической деятельности"

И вот эта неназванная, но так легко узнающаяся англоязычная страна и засылает в СССР шпионов, и вообще по-всякому гадит. И не только СССР. Она еще преследует своих прогрессивных граждан.

Впрочем, это уже немалое достижение. Не преследование прогрессивных граждан, а признание того факта, что они вообще в природе _есть_. Раньше, как-то, умудрялись обходиться и без этого. Ну, то есть если так подумать, понятно, что пусть даже сотня... ладно, тысяча, я не жадная... шпионов, их руководителей и т.д. не могут быть _всеми_ гражданами неназванной страны. Но о тех, кто не одобряет этой деятельности, ничего не говорилось.

А шпионы... Не люблю этого выражения, но оно точно. "Шпионы такие шпионы"... Как обычно: помимо попыток добыть какое-то изобретение (ну, им положено) - убийства (в т.ч. своих "пособников", причем, что характерно, пособников _идейных_, тех, кто работает не только за деньги) и, что самое, по мнению автора, отвратительное, - использование влюбившейся честной советской девушки в своих грязных целях. (Или все же более отвратительно - использование произведения и честного имени "прогрессивного марсонвильца"?).

Кстати о влюбленных: обратите внимание, тот же мотив, что и у Кочетова: любовь к иностранцу - нехорошо, от этого только проблемы...

Забавно: преступник готов "работать" на другого, убить по его приказу - не вопрос. Но когда он узнает о том, что работал на _шпиона_...

"Пряхин держался на допросе вяло и безразлично. Ему было все равно: оставалось восемнадцать лет по старому приговору, новый срок за побег из лагеря, да еще разбой в Истре. «Дадут на полную катушку!» - думал Конь, и это наполняло его тупым безразличием ко всему тому, что говорилось в этой комнате.
На столе перед следователем лежали кольцо с изумрудом и наручные часы на муаровой ленточке. Они были обнаружены у преступника при личном обыске. Здесь же лежала разбитая бутылка.
Пряхин не отрицал ни грабежа, ни факта покушения, но, как только речь заходила о том, откуда он знал, кто потерпевшая, преступник молчал или отделывался прибаутками на своеобразном тюремном жаргоне.
- Я вас спрашиваю, - добивался следователь, - откуда вы знали Крылову?
Пряхин упорно молчал.
- Придется мне подсказать ему, - вмешался полковник и, вынув портрет Роггльса, вырезанный с обложки книги «Предатели нации», показал его Пряхину. - Узнаете?
Пряхин бросил безразличный взгляд на фотографию Роггльса, затем посмотрел, уже с интересом, на полковника и с долей уважения обронил:
- Факир, начальничек!
- Этот человек поручил вам убить Крылову, снять с нее ценности и вернуть ему кольцо, часы его не интересовали, - продолжал полковник.
Пряхин осклабился, отчего его маленькие глазки превратились в щелки. Все его лицо, густо залепленное веснушками, выражало неподдельный интерес и восхищение полковником.
[...]
- Вы кто, Пряхин?! - спросил его полковник.
- Я жиган , - видимо, гордясь этим, ответил Пряхин.
- Какой ты жиган, - презрительно бросил полковник, - если в шестерках состоишь у шпиона!
Полковник отлично знал психологию преступника и сумел задеть его за живое, и Пряхин сказал, уже утратив свою заносчивость:
- Я у контриков не шестерил!..
- Крылова, простая русская девушка, разоблачила шпиона, она помогла сохранить важную государственную тайну, а он за это ее убить хотел твоими руками...
- Хорошо, гражданин начальничек, спрашивайте, - после паузы сказал Пряхин.
- Где вы познакомились с этим человеком и как он себя называл? - спросил полковник.
- В закусочной на Тишинском рынке. Он назвал себя Петром Роговым.
Допрос Пряхина продолжался долго. Уже после того, как преступника увели, прощаясь с Куприяновым, полковник сказал:
- Не на кого опереться им в нашей стране. Даже преступник, узнав, что он был орудием в руках шпиона, с отвращением отворачивается от него.
[...]
- Я любил эту девушку всей душой...
- Вы любили? - прервал его Зубов и, позвонив, распорядился:
- Введите Пряхина.
Преступник в сопровождении конвоира вошел в кабинет и, увидев Лассарда, направился прямо к нему:
- У, шакал! - сказал он, сжимая кулаки. - Кусок мяса!
- Пряхин, вы знаете этого человека? - спросил Зубов.
- Знаю, гражданин начальник, это Петр Рогов, - ответил он.
- Когда и при каких обстоятельствах вы встречались с ним в последний раз? - спросил Зубов.
- Тринадцатого, против «Ударника», в саду.
- «...По делу покушения на Марию Крылову арестованный Пряхин показал: человек, назвавший себя Роговым, поручил мне убить отдыхавшую в Истринском доме отдыха Марию Крылову и в качестве вещественного доказательства представить Рогову кольцо с изумрудом, сняв его с руки убитой. За эту расправу с Крыловой Рогов обещал мне вознаграждение в сумме пяти тысяч рублей», - прочел Зубов. - Пряхин, вы подтверждаете ваши показания?
- Подтверждаю, гражданин начальник."
Tags: Адамов, Детективы, Книги, Лагин, Михайлов, Параллели, Советская литература, Цитаты, Шпионское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 82 comments