Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

  • Mood:
  • Music:

Все еще медленно и печально читаю Кочетова

Когда дочитаю - наверное, будет много постов о.

А пока - текст, показавшийся мне чем-то сродни "Чего же ты хочешь".

С.Михалков.

Портрет.

Видать, он парень был не промах:
Всегда с иголочки одет,
Он появлялся на приемах
В кругу влиятельных знакомых,
Изображавших "высший свет".

Его считали бизнесменом.
С одними "свой", с другими "крут",
Он все соизмерял по ценам
Престижных западных валют.

Порой, когда он был в угаре,
Он выезжал на "ягуаре"
И гнал, рискуя головой,
Вокруг Москвы, по кольцевой.

Однажды он признался честно:
- Таким, как я, в России тесно!
Есть все: от "бабок" и до баб,
Но это все - не тот масштаб!..

...И вспомнил я все наши беды
И тех, кто, долг исполнив свой,
Во имя будущей Победы
Лежать остался под Москвой.


Если бы не последнее четверостишие - я бы к стиху относилась бы как ко многим фельетонам про "золотую молодежь", стиляг и т.д.: лет так... не скажу сколько... назад - гордость от того, что я-то не такая, я-то правильная, потом - "ну вот, еще один обличитель" (или нечто в этом роде). Но конкретно последнее четверостишие - раздражает, можно сказать, неимоверно.

А в параллель - цитата из Кочетова:

"Он не стал дожидаться приглашения, запел:

Я был батальонный разведчик,
А он был наш писарь штабной.
Ответ я держал за Россию,
Он спал же с моею женой…
Жена моя, бедная Шура,
Неужто тебе все равно?
Чего же ты, бедная дура.
Сменила орла на дерьмо?

С первых слов песни Володька Решкин стал морщиться, как от боли. Когда дошло до этих слов, он, прерывая певца, сказал:
- Не надо, мистер Росс, прошу вас!
- А в чем дело? – Юджин Росс удивленно развел руками. – Русская народная песня.
- Дело в том, мистер Росс, что вас ввели в заблуждение. Никакая она не народная. Сочинил ее, видимо, изрядный сукин сын. Я знаю ее тоже. Ее время от времени публикуют в эмигрантских газетках и журнальчиках. Мы не хотим, чтобы над тем, что совершил советский народ в годы Великой Отечественной войны, кто-нибудь смеялся. А это насмешка. Извините, но вас обманули. Если хотите песню о войне… Как, ребята, знает кто из вас слова «Войны народной»?
- Я знаю,– сказал Генка.– Но не все слова. У моей сестры есть пластинка…
- Не надо пластинок. Затягивай, что знаешь. Коллективно вспомним.
Сначала не в лад, сбиваясь с мелодии, путаясь в словах, к великому удивлению Юджина Росса, эти парни, которые только что глушили виски и джин, которые только что рассказывали о целых системах одурачивания начальства, дальше все стройнее и стройнее пели грозную песню военных лет, все воодушевляясь, все сливаясь в единый поющий организм:

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна,
Идет война народная,
Священная война!

Юджин Росс сидел, посматривал на них исподлобья и недоумевал, в чем же он ошибся, чего не учел, что сделал не так, почему налаженное было взаимопонимание вдруг разладилось, расстроилось. Ответа он не находил. А песня все гремела, сотрясая нелепо раскрашенные стены Ииной комнатки. Песне было в этих стенах тесно, она рвалась за окна, за двери, на улицу."
Tags: Книги, Кочетов, Личное, Михалков, Параллели, Поэзия, Советская литература, Цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 60 comments