Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

  • Mood:
  • Music:

Увы...

Прочитала я новую книгу С.Раткевича - "Вторую клятву". Это сборник, там заглавный роман и три рассказа, все произведения - "про Олбарию".

И вот какое странное дело...

Понимаете, мне у обоих Раткевичей очень нравилась идея, что "плохих людей нет". Ну, почти нет. А те, кто есть - они и не люди (не в том смысле, что гномы, скажем или эльфы, а в том, что "пожраны Пустотой"). И уж тем более нет и не может быть плохих _стран_. Плохие правители - бывает, всякому может не повезти (и всякой стране), но это воспринимается именно как _отклонение_. Потом появляется новый, хороший правитель, и уж теперь-то все будет хорошо. И плохи были именно правители. Жителей этих стран мы либо не видели, либо видели, что правители их тоже достали, "как муху Шелоб".

А вот тут... Ну, началось все, видимо, "с Камши". Во-первых, вероятно, у нее несколько иной взгляд на проблему "плохих стран", а во-вторых... Ну, допустим, там это было обусловлено "историческим контекстом". Если уж описываешь аналог Войны Роз, то, как ни крути, "иностранные союзники" быть тоже должны. Ну да ладно - Камшу мы любим не за это.

Потом - _это_ мелькнуло у Э.Раткевич. Но именно _мелькнуло_, хотя и послужило толчком ко всем дальнейшим событиям. Можно ведь и не обратить внимания на то, что убийц подослали именно _ледгундцы_. Я и не обращала.

Еще более потом было "Искусство предавать" С.Раткевича, где Ледгунд не упоминался вообще. И славно. Потому что за ним последовала "Девять унций смерти", где именно ледгундские спецслужбы работали наиболее "грязно" (не в смысле "неаккуратно", а в смысле - "пользуясь запрещенными приемами"). Ладно, можно списать на то, что это ж спецслужбы, чего вы от них хотите! (И только не надо в пример приводить олбарийские. Олбария - это идеал, к нему можно стремиться, но сравнивать с ним - несколько бесполезно).

Но вот теперь перед нами - "Вторая клятва". Все те же грязные приемы все тех же ледгундских спецслужб (другие спецслужбы, что характерно, уже не показаны, так что не получается сказать "а, они все такие!"); но, кроме того, мы видим некоторое количество "простых ледгундцев" (во всяком случае, с разведкой-контрразведкой никак не связанных) - и что же? врачи - "Ваши лекари! – возмущенно фыркнул Шарц. – Колдовство у них, видите ли! У страха глаза велики – вот и все колдовство! Раз Храм Смерти, там на каждом углу демонов понатыкано! Они небось еще и лечить тебя боялись! Ведь мало ли что? Лечить такого – еще проклятие подцепишь! Да и стоит ли возиться с оскверненным демонами? Лекари! – Шарц явно проглотил какое-то непечатное ругательство, которое счел непедагогичным произносить при ученике, и грозно закончил: – Никакой научной дисциплины. Да и совести тоже…", рыбаки - "тонуть будешь, так и весла не протянут", "рыбопромышленники" - организуют диверсии... Получается, что наиболее "по-человечески привлекательный" персонаж из ледгундцев - тот самый наставник Эрика. Лгавший ему и предавший его... (К примеру, среди фалассцев, даже среди храмовых служителей, по крайнеймере, среди бывших, есть вполне нормальные люди). Узнаем мы и нечто из ледгундской истории. И то, что предназначено "для всеобщего потребления" - основано на лжи, а то, что "было на самом деле" - скажем так, весьма неприглядно. В собственно "Второй клятве" (романе) мелькает еще и элемент не то государственной идеологии, не то идеологической обработки конкретно Эрика: "Олбария и без того богата землей… той самой землей, которую столь остервенело отстаивает, – продолжал лазутчик. – А на твоей родине люди скоро начнут умирать от голода". Что, в сочетании с именем короля - Вильгельма - дает вполне однозначные ассоциации (видимо, автору эти однозначные ассоциации понравились не очень, в рассказах ледгундцы уже "лягушатники" и имена явно напоминают французские - Пино, Бриньон. Но тем не менее!).

И на первый взгляд идея "выживать вместе" ("– Но разве у Ледгунда и Олбарии не разные цели?
– А разве выживать можно, лишь убивая кого-то другого? – вопросом на вопрос ответил наставник. – Разве не легче выживать вместе?
– Но разве Олбария пойдет навстречу своему давнему врагу? – мрачно поинтересовался Эрик.
– Вот и задашь этот вопрос тому, кто приедет, – ответил наставник. – Гномьи старейшины тоже, знаешь ли, отказывались в это поверить…
– Но… как я могу решать… за весь Ледгунд? – жалобно спросил Эрик.
– Так же, как я мог решать за всю Петрию! – оскалился наставник. – Кто-то все равно должен это сделать!") кажется вполне разумной. Но... если я правильно поняла, что судьба Петрии предлагается за образец - то ведь Ледгунда не будет. Будет, в лучшем случае, "Ледгундская автономная область" в составе Олбарии. Нет, конечно, это будет хорошо и правильно, вон и гномам в составе Олбарии куда лучше, чем вне него... "- Но почему же тогда вы не захватите Белерианд? Отчего медлите?
- Наместник копит силы для решающего удара. Долгая война обескровит в первую очередь нас самих. Она должна быть быстрой и победоносной. Год, может, два - и Белерианд ляжет к нашим ногам.
- И… Что же тогда?
- Я могу лишь догадываться - знают лишь Владыка и Наместник. Возможно, нолдор будет предложено отправиться обратно в Аман. Синдар - прекратить любые боевые действия, да они их почти и не ведут. Трем - сложить оружие и занять любые земли королевств нолдор. Обрабатывать земли, охотиться, да что в голову взбредет… Мы не можем установить диктатуру - только лишь управление, которое будет по нраву всем. Нас слишком мало, чтобы удержать Белерианд голой силой.
- А ведь им можно предложить многое…
- Вот именно - наши знания и умения. Лекари и учителя. Оружейники. Коновалы. Так же, как тем племенам, что уже под нашей защитой.
Догорела свеча в светильнике на столе. Ангрен ушел, допив залпом второй стакан вина, а Раэндиль все сидел в комнате, освещенной лишь багровыми отсветами угольев в камине. Думал об Ангрене. Суровый и мрачный, пограничник, тем не менее, ему понравился. Сильный, смелый. Уверенный в себе. Наверняка, хороший командир. С такими людьми - да разве может быть что-нибудь большим благом для Белерианда - если Цитадель покорит Белерианд. Уйдет за море Непокой Арды. И будет жизнь. Такая, как здесь. Единственно приемлемая." (Тайэре, "Отражение Х").
И всем ходом повествования показывается, что "нынешний Ледгунд", в общем, и жалеть-то нечего. Но - что-то неприятно цепляет.

Может быть, дело в том, что желательность именно такого, какое случилось, разрешения петрийского кризиса понимал не только Шарц, но и Якш, и другие гномы... А тут - _бывший_ ледгундский лазутчик и - олбарийцы.

Олбарийцы, да... "– Воюют не ради выгоды, воюют, когда нет другого выхода, – ответил лорд-канцлер. – А у нас с тобой выход есть. Если мы, конечно, сможем договориться, и если тот, о ком я думаю, действительно достоин того, что я собираюсь ему предложить.
– А… о ком вы думаете, милорд? – тихо спросил Эрик.
– О том, кто ни разу не вступал на олбарийскую землю с мечом в руке. О том, кто никогда не видел в своих соседях врагов. О том, кто не имеет никакого понятия о фаластымской отраве. О том, кому парламент даст денег и корабли, если только ему немного повезет… – ответил сэр Роберт, лорд-канцлер Олбарии.
– Но… это же… – Эрик осекся.
– Олбария с радостью предложит Ледгунду, равно как и прочим заинтересованным державам, принять участие во второй исследовательской экспедиции к новой земле, – сказал сэр Роберт. – Просто должен быть кто-то, с кем мы могли бы об этом договориться. Кто-то, кто пожелает договариваться с нами. Договариваться, а не воевать. Кто-то, кому доверяет ваш парламент, понимаешь, Эрик?
Эрик понимал.
– Значит… чтобы что-то сделать для Ледгунда… нужно что-то сделать с королем Вильгельмом, милорд? – спросил он.
– Без тебя сделают, – буркнул сэр Роберт. – Короля, к твоему сведению, можно законодательно сместить. Особенно когда есть повод и есть в чью пользу."

Вот так и начинают писать фанфики. Или - читать между строк.

Но вообще говоря - грустно, господа. Грустно, что "идеальный мир", мир, где нет плохих - в крайнем случае, есть непонимающие, - где "плохих стран" и "плохих народов" нет и не может быть "по определению", - перестал существовать.

PS. А может, это у меня уже паранойя начинается? И автор имел в виду совсем не то?

PPS. Интересно все же, кто такой Джек?... У меня есть две гипотезы, одна безумнее другой. Первая - что это принц Джеральд, "узнающий, как живут его будущие подданные". Бред, конечно... Впрочем, вторая гипотеза - что это именно в его пользу собираются смещать короля Вильгельма - бред еще больший.
Tags: Книги, Раткевич, Фантастика, Цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments