Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

Categories:
  • Mood:
  • Music:

А почему бы и нет?... Доклад, который ездил на Зилант

"When I looked down into the water, there was nothing":

Переводы произведений Стругацких.




Нельзя сказать, что проблема перевода обойдена молчанием. Ей посвящены многочисленные работы, одна из наиболее известных, наверное, - "Слово живое и мертвое" Н.Галь.

Но несмотря на это, многие переводы еще... несколько далеки от идеала. Фэны сочиняют про них анекдоты и пишут гневные статьи. Касаются они, чаще всего, переводов различных западных произведений на русский язык. В качестве примера можно, скажем, вспомнить знаменитый анекдот про Бильбо на границе двух переводов, или про встречу хоббита, гнома, орка и Голлума (Вы кто? - Мы хоббиты! - Это как это?!! - А из разных переводов!). Или впечатляющую коллекцию "разночтений" в оригиналах и переводах текстов Л.-М. Буджолд, собранную А.Ходош. Или споры относительно переводов "Гарри Поттера".

Обычно это объясняется тем, что фантастика - как бы "низкий жанр", и такие переводы сойдут; или же тем, что на фантастику спрос велик, "пипл схавает" и так.

Но эти объяснения подходят для отечественных переводов - на русский.

Но, как выясняется, переводы отечественных фантастов на иностранные языки тоже не совсем идеальны.

В.Борисов рассмотрел переводы "Трудно быть богом" на несколько языков - эсперанто, молдавский, польский, немецкий и английский (работа "Обстряхнутся ли выстребаны?").

Расширим несколько круг рассмотрения.



Первое, что мы замечаем, - это что переводы не во всем идентичны оригиналу (да, конечно, полной идентичности достичь и невозможно, но...). Мы уже знакомы с историей редактуры произведений Стругацких в СССР, и поэтому первая мысль, которая приходит в голову: Неужели и на загнивающем Западе свирепствовала цензура? Неужели там стремились придать произведениям Стругацких бОльшую антисоветскость? И зачем? Для привлечения читателей, что ли?..

Нет. То есть цензуры как таковой не было. Привлечь внимание читателей антисоветскостью издатели стремились, но для этого им обычно хватало "аннотаций" (или того, что их заменяло).

У некоторых произведений Стругацких, пользовавшихся популярностью на Западе, была сложная издательская судьба, что отражалось и в критике. Отголоски советских бурь удачно сочетались с образом СССР, сложившимся у западных читателей, - образом "Империи Зла". А также с привычкой сочувствовать всем гонимым советской властью. А аннотации старались использовать эту привычку в коммерческих целях.

Например, авторы аннотации к повести "Понедельник начинается в субботу"1 (1977 год) поведали читателям о засекреченности исследований по парапсихологии и колдовству в СССР. Аннотация к "Пикнику на обочине"2 (1978 год) переносит действие повести в СССР: неназванное государство - превратилось в Советский Союз (упоминается "вероломная пустошь в Советском Союзе, засоренная предметами инопланетной цивилизации"), ооновцы же, охраняющие Зону - в "официальных советских сторожевых псов".

Допустим, можно было бы сказать, что это - издания американские. Пример одной страны ничего не доказывает. Но были примеры и в изданиях других стран.

Вот, например, аннотация к французскому изданию повести "Гадкие лебеди": "Этот роман, жесткая сатира на общество как коммунистическое, так и капиталистическое, был запрещен в Советском Союзе и не мог быть опубликован кроме как в "самиздате", а за рубежом - у издателя, публикующего Солженицына"3 (1975 год).

И в аннотации к британскому изданию повести "Улитка на склоне"4 (1980 год) рядом с биографическими данными Стругацких сообщается, что "сейчас они в немилости у советского правительства за смелые идеи, высказанные в этой повести".

Конечно, не все западные аннотации были столь политизированы. Многие из них (а с прекращением "холодной войны" - так и почти все) играли не на любви потенциальных читателей к разоблачениям происков СССР, а на их естественном любопытстве.

Сообщалось о некоем таинственном событии - завязке событий произведения. Но о развязке не сообщалось. Или сообщалось так, что становилось еще "любопытственнее".

А некоторые были просто информативными: краткая биография авторов - и все.

К "завлекающим", вероятно, можно отнести и изменения названий. Некоторые из них понятны: так, после шумного успеха фильма "Сталкер" многие зарубежные издания повести "Пикник на обочине" были названы "Сталкером"5. Некоторые - можно счесть "приспособлением к реалиям культуры-реципиента": так, "абстрактный" "Малыш" превратился в более конкретного "Space Mowgli"6 (правда, в самом тексте герой по-прежнему был Kid).

Какие-то заглавия были сочтены то ли чересчур абстрактными, то ли, напротив, чересчур конкретными. Так, "За миллиард лет до конца света" превратился в "Definitely Maybe"7 ("Определенно может быть"), подчеркнув тем самым некую двойственность, "истинную фантастичность" (по Ц.Тодорову) описываемых событий, на которую, кстати, обращали внимание и многие читатели. А вот абстрактное "Волны гасят ветер" превратилось в "Die Wanderer"8 ("Странник"), раскрыв тем самым одну из загадок "Мира Полдня" (кто же такие Странники?). Нельзя сказать, что эта загадка не раскрывается и в оригинальных произведениях, но все же - не столь явно. Это изменение заглавия удивительно еще и тем, что в тексте перевода "Волны гасят ветер" ("Die Wellen ersticken den Wind") - присутствует именно там, где и в оригинале (кстати, отметим, что существует и перевод с "точным заглавием"9). Но это изменение по крайней мере можно объяснить. А вот добавьте к измененному заглавию всего одно слово - и загадка станет гораздо загадочней! "The Time Wanderers" - "Странники во времени"10. Это тоже "Волны гасят ветер", и понятно, почему Странники. Но при чем тут странствия во времени?.. Нет ответа... Спросите переводчика!

Зато как интересно и завлекательно выглядит это название! К числу "завлекательных" изменений названия можно, вероятно, отнести и "Prisoners of Power"11 (или "Prisioneiros do poder"12 - если вы предпочитаете португальский). "Пленниками власти" стал "Обитаемый остров". Почему?.. В принципе, если постараться, можно вывести из сюжета повести и такое заглавие... Но тогда исчезает эта перекличка между названием романа - "Обитаемый остров" и названием его первой части ("Робинзон"; в переводе последнее заглавие "уточнено": "Robinson Crusoe"). Впрочем, вероятно, перевод без потерь и приобретения дополнительных смыслов просто невозможен.

Иногда, можно предположить, название изменялось по причине "непереводимости реалий". Так, трудно одним словом перевести на английский язык понятие "Стажеры". Поэтому одноименная повесть в переводе называлась "Space Apprentice"13. Правда, нельзя не отметить, что в оригинальном заглавии содержалась явная отсылка к тексту повести - "Все мы стажеры на службе у будущего". Переведенное же название больше соответствует раннему варианту. Как писал Б.Н.Стругацкий, "Осенью 61-го произошла смена названия. Насколько я помню, дело было в том, что многочисленные рецензенты (как штатные, так и доброхоты) дружно упрекали нас за то, что роман получился у нас про что угодно, но никак не про мальчика-стажера. Коренное же изменение названия было невозможно по причинам, уже привычным: заявка, редакционный план, издательский план - везде стоит уже черным по белому "Стажер", менять нельзя, ни-ни, ни в коем случае, и думать не могите!.. "Букву, однако же, одну только букву изменить можно?" "Н-ну... разве что одну... пожалуй..." В результате появились "СтажерЫ" - роман (или, все-таки, повесть?) о Стажерах Будущего - Быкове, Жилине, Юрковском и иже с ними"14.

Впрочем, маловероятно, чтобы переводчик знал эту историю...

И еще два слова о заглавиях, правда, уже не о переводах.

Существует несколько зарубежных русскоязычных изданий произведений Стругацких. Далеко не все эти издания были согласованы с авторами, а некоторые - так и принесли им (авторам, в смысле) существенные неприятности, но речь не об этом. А о том, что, если оставить в стороне публикации в крупных издательствах ("Посев"15, "Ардис"16 и т.д.), то останутся еще мелкие таинственные издательства - "Артол"17, "Адвента"18, "Менелик"19 и др. Об этих изданиях можно было бы разговаривать долго, но сейчас мы отметим только такой забавный факт: у некоторых произведений были изменены названия. Казалось бы - уж тут проблемы перевода нет и быть не может, а вот все же... Так, например, "Парень из преисподней" превратился в "Пришельца из преисподней"20. Но тут хотя бы можно угадать "первоисточник". А вот некая повесть Стругацких "Перегрузки"21 в свое время вызвала немало споров и попыток отгадать, что же за произведение скрывается под таким заглавием. Как выяснилось, это "Далекая Радуга". Это-то установить удалось, а вот чем руководствовались издатели, давая столь измененное название?... С этим явно хуже.

Ну, о заглавиях поговорили, теперь перейдем собственно к содержанию книг.

Теоретически, "когда мы читаем перевод, мы хотим понять, что говорил читателям текст оригинала, а в идеале стать обладателем такой же мысли, и хотим ощутить - а в идеале и получить - то чувство, которое оригинальный текст вызывал в своих читателях. Поэтому возможная степень решаемости задачи перевода ограничена историческим опытом конкретного народа - создателя языка, личным жизненным опытом переводчика и читателя. Но даже в случае совпадения опыта, то есть наличия одинакового количества терминов на данном смысловом поле, часть терминов может быть расположены иначе, то есть их точный смысл в разных языках может не совпадать. И переводя, мы должны думать над тем, из каких слов, из какого набора вроде-бы-синонимов выбирал и выбрал автор. Мысль создается тем, что именно сказано, а чувство - и тем, что, и тем, как сказано. Поэтому при переводе прозаического источника должны быть переданы мысль источника и его интонация, причем в рамках писаных норм и неписаных традиций языка перевода, ибо отступление от них может затруднить восприятие подлежащих передаче мысли и интонации."

Практически же можно заметить, что "идеальный перевод" недостижим, поскольку даже если каким-то чудом переводчик умудрится к каждому слову и/или словосочетанию исходного текста подобрать максимально точный эквивалент, учитывающий все вышеупомянутые аспекты, то еще останется ритм текста, игра и перекличка однокоренных слов... А для художественного текста это может оказаться и важным.

Но, тем не менее, в переводах встречаются порой непонятные и буквально "грубые" ошибки.

Оставим в стороне то, что бывает при "переводе с перевода".

Говорят, что некогда был проведен эксперимент, в ходе которого фраза из гоголевского "Носа" - "Он посмотрел утром на себя в зеркало и вместо носа увидел чистое место" после многократного перевода с русского языка на другой и потом обратно на русский оказалась следующей: "Она посмотрела в подзорную трубу на останки корабля".

(Другая версия этой же истории гласит, что, когда переводили фразу из другого произведения того же Гоголя - "Она сплетничала и ела вареные бураки по утрам и отлично хорошо ругалась - и при всех этих разнообразных занятиях лицо ее ни на минуту не изменяло своего выражения, что обыкновенно могут показывать одни только женщины", результат был не менее печален, хотя по-своему и интересен: "Выпив компот, она выбросила из хижины старье, а он радостно забил в тамтам". А уж о "подвигах" на ниве машинного перевода ходят легенды...)

До таких крайностей с переводами произведений Стругацких не доходило, но известны случаи "двойного перевода". И переводимому произведению от этого легче как-то не становилось.

В.Борисов указывал, например, что английский перевод романа "Трудно быть богом" "по ряду косвенных признаков сделан вообще не с русского текста, а с немецкого (мюнхенского) издания! Это можно доказать по множеству признаков. Но: пропуски, наличествующие в немецком издании, - восстановлены! Причем так старательно, что целая страница, отсутствующая в немецком издании, в английском вставлена два раза: один раз - в нужное место, второй - соответственно, туда, где в оригинале ее нет".

А вот с повестью "Улитка на склоне" на турецком языке22 даже косвенных признаков не понадобилось: на титульном листе честно значится "перевод с английского". И можно отметить, скажем, что в английском переводе фамилию главного героя - Перец - сочли значимой (и были совершенно правы - как написал Б.Н.Стругацкий, "Перец - это фамилия, причем "значимая". Авторы как бы смутно намекают на то, что такие люди, как он, являются той самой острой приправой к нашей жизни, которая делает существование общества не таким пресным") и, соответственно, перевели - как Pepper. Турецкий же переводчик то ли не счел фамилию значимой, то ли вообще не понял, что это - не только имя собственное, но еще и нарицательное, но оставил Pepper.

Здесь мы не будем рассматривать вопрос - зачем вообще понадобилось переводить не с языка оригинала.

А отметим, что даже в тех случаях, когда не требовалось "двойного перевода", часто исчезали куски текста. Причем по непонятной причине. Требованиями цензуры это объяснить сложно, поскольку исчезали вполне "невинные" куски. Например, в польском издании повести "Страна багровых туч"23 отсутствует эпилог. Совсем. И в немецком - тоже24. А В.Борисов указывал, что в вышеупомянутом мюнхенском издании "Трудно быть богом" "целиком пропущена история с Гауком, история восхождения Рэбы, 3 страницы описания "борьбы" с культурой в Арканаре!". И, к сожалению, нет оснований считать, что эти издания были в этом плане исключением. Мелкие пропуски присутствуют практически во всех переводах.

Но! Были и случаи "дополнений". Причем не то чтобы "взятые с потолка". Так, в польском25, английском26 и финском27 изданиях повести "Парень из преисподней" есть упоминание о судьбе некоего императора - "расстрелян в собственном дворце". В отечественном издании 1976 года такой фразы нет (она восстановлена только в изданиях последних лет). А была она в журнальном варианте, откуда и перекочевала в перевод. А вот в болгарском переводе28 ее нет...

Кстати, вот тоже философский вопрос: какой вариант текста брать для перевода?

Ведь некоторые произведения Стругацких существовали в двух (книжном и журнальном), а то и в трех вариантах?..

"Общепризнанной" практики выявить не удалось. Иногда выбирали самый полный и "восстановленный" на данный момент текст (эстонское издание романа "Обитаемый остров" 1999 года29 является переводом из "Миров братьев Стругацких" - на тот момент самого соответствующего авторскому варианту30; примечательно, что на эстонском этот роман уже публиковался ранее - в 1980 году31, в качестве исходного текста тогда выступал книжный вариант 1971 года32; для болгарского перевода 1999 года повести "Пикник на обочине"33 выбрали "текстовский"34 вариант - при том, что существует перевод на болгарский язык и раннего варианта35). Иногда - первый из опубликованных (польское издание повести "Страна багровых туч" 200136 года издания; правда, вероятно, это переиздание старого, еще 1961 года37 перевода). Иногда для первого перевода брался журнальный вариант (многочисленные переводы повести "Пикник на обочине" - до 1980 года), а затем он и переиздавался. В одном случае полный текст повести пришлось "склеивать" из двух источников (как известно, в СССР обе части повести "Улитка на склоне" были опубликованы раздельно). В результате в некоторых изданиях обе части просто "механически" соединили, четко выдержав чередование глав38 (как известно, в "исходном" тексте главы чередуются не столь четко - например, "Лесу" посвящены подряд главы 7 и 8, а "Управлению" - 5, 6 и 9, 10). Впрочем, и по отдельности части повести публиковались не раз (что характерно, часть "Лес" - вдвое чаще "Управления"). Иногда же перевод "половины" выдавался за перевод "целого"39.

Но с выбором варианта текста для перевода проблемы переводчика только начинаются. Говорят, что язык произведений Стругацких отличается "кристальной прозрачностью". Может быть. Но, тем не менее, в нем присутствует зачастую и игра слов, и идиомы, и неологизмы...

И переводчику надо бывает определиться с трактовкой того или иного слова. Так, например, в повести "Пикник на обочине" встречается термин "этак". Трактовать его можно двояко: как сокращение английского "вечный аккумулятор" и как описательное - нечто вроде "штуковинки". Причем, если судить по тексту, больше прав на существование имеет именно первый вариант (жаргонное наименование данной сущности - "батарейка", кроме того, в тексте прямо дается толкование: "Сразу вспомнилось, что ключа зажигания нет и быть не может, а есть в кармане "этак". Вечный аккумулятор). Но переводчик на английский счел по-другому, и перевел как "штуковинка" - "so-so"40. На чешский это было переведено странно - "dudlik" ("соска")41. А вот на испанский это переведено как "pila" - "батарейка"42... В хорватском же варианте оставили исходный термин: "etak"43.

А ведь еще есть "местные идиомы"... Одной из первых вспоминается "змеиное молоко". На польский ее перевели "дословно"44 (зато в более позднем издании "Времени учеников"45 ее превратили в "драконье молоко", что, впрочем, тоже звучит неплохо), на болгарский46 - тоже, а вот в английском издании, вероятно, решили избавиться от "местного колорита" и перевели выражение различными вариациями на тему "damn it"47...

"Огненосные Творцы" в английском переводе романа48 "Обитаемый остров" стали "Всемогущими Творцами" ("All-Powerful Creators").

А что происходило при различных переводах с "выстребаны обстряхнутся" - детально описал В.Борисов.

Впрочем, переводы (или не-переводы) "местных идиом" - далеко не самое печальное, что происходило с текстами.

Скажем, вот прозвища или "говорящие имена". Если о говорящих именах еще периодически спорят, надо их переводить или нет, то с прозвищами - по крайней мере, теоретически - все яснее: переводить их надо (в том случае, если они даны "на языке оригинала"). Но это в теории. При применении же этой теории к произведениям Стругацких результаты оказываются странными. Так, скажем, в английском тексте романа "Обитаемый остров"49 часть прозвищ - переведена, а часть - просто транслитерирована. Причем абсолютно не понятен принцип, по которому часть переводили, а часть - нет. Почему "Зеленый" или "Малыш" - перевели, а "Вепрь" или "Птица" - нет?.. Впрочем, по части неперевода прозвищ "Обитаемый остров" уникален. В остальных случаях прозвища старались переводить. Другой вопрос - результаты этого перевода... "Скелет некоего Бако" - еще не самый удивительный вариант.

Но вот более сложный случай - "Понедельник начинается в субботу". В нем, как известно, наряду с "обычными" именами фамилиями встречаются и "говорящие". Некоторые из них переводчик переводить не стал, но, к его чести, снабдил сносками50. Так, сноска к "Выбегалло" гласит: "Vibegallo has the connotation in Russian of "running out in front"". Некоторые перевел по непонятному принципу: почему Кербер _Псоевич_ Демин стал Cerber _Roverovich_ Demin - понять не совсем легко... Понять, почему Б.Питомник превратился в B.Pupilov, можно, но вот полностью одобрить этот вариант что-то мешает... Но в целом переводчик - Л.Ренен - проделал большую работу, стараясь объяснить англоязычному читателю некоторые явления, "интуитивно понятные" читателю русскоязычному (Лукоморье, Избушка на курьих ножках и т.д.). Хотя, скажем, вот передать речь Выбегалло ему не совсем удалось: трудно счесть "I mean" аналогом "значить"...

Но на фоне некоторых других переводов эти недостатки блекнут и становятся почти незаметными.

Вот, скажем, уже упоминавшийся выше английский перевод повести "Парень из преисподней".51

Ну, что "топорик" перевели как battle-axe, боевой топор - еще ладно. Хотя если представить себе сочетание боевого топора с автоматами и имперскими парашютистами - впечатление получается странным.

Почему "Думал, он меня с этим математиком хочет познакомить" превратилось в "I was thinking he wanted to teach me some mathematics" понять еще можно. А вот понять, как оно соотносится с одной из предыдущих фраз, "А вот не хочешь ли ты познакомиться с одним интересным субъектом?", переведенной точно, - это уже сложнее...

И вот такие мелкие, но, тем не менее, заставляющие запинаться "ляпы" присутствуют практически во всех переводах.

То есть, видимо, Б.Н.Стругацкий был прав, когда говорил, что "Аркадий Натанович [...] был очень невысокого мнения о девяноста процентах переводов наших вещей. /.../ Переводы страдают буквализмом, они очень примитивны, более того - Аркадий Натанович находил десятки просто бессмысленных дурацких ляпов, когда человек просто не понимал того, что он переводит."52

Но, чтобы не впадать в очернительство и не заканчивать этот разговор на столь пессимистичной ноте, отметим по меньшей мере один положительный момент: все эти переводы хоть как-то знакомили иноязычного читателя с творчеством одних из примечательнейших советских/российских фантастов.

И напоследок - о заглавии сообщения. "When I looked down into the water, there was nothing" - это просто перевод выражения "Как в воду глядел - нечего хоронить" из повести "Пикник на обочине". Предложенный вариант нас настолько порадовал, что мы решили: нехорошо скрывать такие перлы от народа. Вот и поделились...


1 Monday begins on Saturday / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. by L. Renen. - New York: DAW, 1977. - 222 p. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Понедельник начинается в субботу.

2 Roadside picnic / A. Strugatsky, B. Strugatsky. - New York: A Timescape Book, 1978. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине.

3 Les mutants du brouillard / A. Strougatsky, B. Strougatsky; Trad. par P.Chwat. - Paris: Albin Michel, 1975. - 252 p. - (Super-fiction; 6). - Фр. яз. - Загл. ориг.: Гадкие лебеди.

4 The snail on the slope / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. by A. Myers; Introd. by D.Suvin. - London: Gollancz, 1980. - 243 p. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Улитка на склоне.

5 Например: Stalker: Pique-nique au bord du chemin / A. Strougatski, B. Strougatski; Trad. par S.Delmotte. - Paris: Denoel, 1980. - 214 p. - Фр. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине; Stalker / A. Strugatski, B. Strugatski; Suom. E. Adrian. - Porvoo; Helsinki; Juva: WSOY, 1982. - 216 p. - Фин. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине; Stalker / Strugatsky A., Strugatsky B.; Trad. de F.Jarro. - Lisboa: Caminho, 1985. - 185 p. - Порт. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине; Stalker. Picnic a la vora del cami: Ambs una nota dels autors a l'edicio catalana / A.Strugatski; B.Strugatski; Trad.de Monika Zgustova. - Alella: Edicions Pleniluni, 1986. - 172 p. - Каталонск. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине; Stalker / A.Strugatski, B.Strugatski; Traduzione di G.Zurlino. - Milano: Mondadori, 1988. - (Urania. 1066). - Ит. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине; Stalker / Strugacti A., Strugacti B.; Prel. M.Uhlirova. - Praha: TRIFID, 2002. - 174 s. - Чеш.яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине.

6 Space Mowgli / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. by R. Deljaris // Escape attempt; The kid from hell; Space Mowgli / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. by R. Deljaris. - New York: Macmillan; London: Collier Macmillan, 1982. - P.193-280.

7 Definitely maybe: A ms. discovered under unusual circumstances / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. by A. W. Bouis; Introd. by Th. Sturgeon. - New York: Collier Books; London: Collier Macmillan, 1978. - XI, 143 p. - (Macmillan's best of Soviet Science Fiction). - Англ. яз. - Загл. ориг.: За миллиард лет до конца света.

8 Die Wanderer / Strugatzki A., Strugatzki B.; Ubers. Simon E. - Munchen: Wilhelm Heyne Verlag, 1997. - 224 s. - Нем. яз. - Загл. ориг.: Волны гасят ветер.

9 Die Wellen lassen den Wind ersterben / A.Strugatzki, B.Strugatzki; Ubers. v. E.Simon. - Frankfurt a.M.: Suhrkamp, 1987. - 200 S.- Нем. яз. - Загл. ориг.: Волны гасят ветер.

10 The Time Wanderers / A.Strugatski, B.Strugatski; Transl. by Antonina W. Bouis. - New York: Richardson & Steirman & Black, 1987. - 213 pp. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Волны гасят ветер.

11 Prisoners of power / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. H. Saltz Jacobson; Introd. by Th. Sturgeon. - New York: Macmillan; London: Cassell & Collier Macmillan, 1977. - 286 p. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Обитаемый остров.

12 Prisioneiros do poder / Strugatsky A., Strugatsky B.; Tradu((o de M.Joao Bento. - Mem Martins: EUROPA-AMERICA, 1999. - Португ. яз. - Загл. ориг.: Обитаемый остров.

13 Space apprentice / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. by A. W. Bouis; Introd. by Th. Sturgeon. - New York: Macmillan; London: Collier Macmillan, 1981. - XIII, 231 p. - (MacMillan's best of Soviet science fiction). - Англ. яз. - Загл. ориг.: Стажеры.

14 Стругацкий Б. Комментарии к пройденному // Стругацкий А., Стругацкий Б. Собр. соч. в 11-ти тт. - Донецк: Сталкер; СПб.: Terra Fantastica издательского дома "Корвус", 2001. - Т. 2.

15 Гадкие лебеди. - Frankfurt am Main: Possev, 1972. - 267 с.

16 Лес. - Ann Arbor: Ardis, [1981]. - 81 c. - [Улитка на склоне: часть "Кандид"].

17 Малыш. - Мельбурн: Артол, 1985. - 148 с.

18 Второе нашествие марсиан. - Нью-Йорк: Адвента, 1983. - 179 с.

19 Сказка о Тройке. - Аддис-Абеба: Менелик, 1985. - 132 с.

20 Пришелец из преисподней; Рассказы. - Нью-Йорк: Адвента, 1984. - 140 с.

21 Перегрузки. - Мельбурн: Артол, 1987. - 135 с. - [Далекая Радуга].

22 Yokustaki salyangoz / Strugatski A., Strugatski B.; Ceviren Selahattin Erkenli. - Istanbul: Ilitisim, 2000. - 270 p. - Турецк. яз. - Загл. ориг.: Улитка на склоне.

23 W krainie purpurowych oblokow / A. Strugacki, B. Strugacki; Przel. L. Teliga; Wiersze tlum. J. Litwiniuk. - Warszawa: Iskry, 1961. - 272 s. - 8250 egz. - Пол. яз. - Загл. ориг.: Страна багровых туч.

24 Atomvulkan Golkonda: Wissenschaftlich-phantastisher Roman / A. Strugazki, B. Strugazki; Ubers. v. W. Berger. - Berlin: Kultur und Fortschritt, 1961. - 288 S.- (Buch de Monats). - Нем.яз. - Загл. ориг.: Страна багровых туч.

25 Przyjaciel z piekla: Powiesc fantastyzno-naukowa / A. Strugacki, B. Strugacki; Przel. I. Lewandowska. - Warszawa: Czytelnik, 1979. - 104 s. - 50320 egz. - Пол. яз. - Загл. ориг.: Парень из преисподней.

26 The Youth from the Underworld / A. Strugatski, B. Strugatski. - New York: Macmillan, 1982. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Парень из преисподней.

27 Pakoyritys; Poika Helvetist / Strugatski A., Strugatski B.; Suom Esa Adrian. - Helsinki: WSOY, 1986. - Фин. яз. - Загл. ориг.: Попытка к бегству; Парень из преисподней.

28 Човекът от преисподнята / А. Стругацки, Б.Стругацки; Прев. М.Златарева, Г.Арнаудов, А.Мелконян. - Бургас: Офир, 1997. - 187, [5] с. - (Б-ка Фантастика. Войните на бъдещето; 17). - Болг. яз. - Загл. ориг.: Парень из преисподней.

29 Asustatud saar / A. Strugatski, B. Strugatski; Tlk. K.Kasper, G.Kasper-Markosjan. - Tallinn; Tartu: Varrak, 1999. - 374 s. - Эст. яз. - Загл. ориг.: Обитаемый остров.

30 Парень из преисподней; Беспокойство; Жук в муравейнике; Волны гасят ветер: Фантастические повести / Сост. Н.Ютанов; Предисл. "Бесконечность простых решений" и послесл. "Свет мой зеркальце, скажи..." С. Переслегина; Ил. Я.Ашмариной. - М.: АСТ; СПб.: Terra Fantastica, 1996. - 571, [5] с. - (Миры братьев Стругацких). - На пер. Миры братьев Стругацких. - 11000 экз. - Зак. 1570. - Подп. в печ.20.10.96.

31 Asustatud saar / Strugatski A., Strugatski B.; Tolkinud M. Vaga // Pioneer. - 1980. - №№ 1-12; 1981. - № 1. - Эст. яз. - Загл. ориг.: Обитаемый остров

32Обитаемый остров: Фантаст. повесть / Предисл. изд-ва; Худож. Ю.Макаров. - М.: Дет. лит., 1971. - 320 с.: ил. - (Б-ка приключений и науч. фантаст.). - 100000 экз.

33 Пикник край пътя / Стругацки А., Стругацки Б; Прев. от руски Райков С. - София: Коала, 1999. - 237 с. - Болг. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине.

34 Стругацкий А., Стругацкий Б. Пикник на обочине // Стругацкий А., Стругацкий Б. [Собрание сочинений] / Вступ. ст. А.Зеркалова; Худож. В.Любаров. - М.: Текст; Ред. - изд. фирма "РИФ", 1991 - 1994. - Т.7. - С.5-152.

35 Пикник край пътя // Неуговорени срещи: Науч. - фантаст. повести / А. Стругацки, Б. Стругацки; Прев. А. Мелконян, М. Асадуров. - 2 изд. - Пловдив: Хр. Г. Данов, 1984. - С.13-46. - Болг. яз. - Загл. ориг.: Неназначенные встречи.

36 W krainie purpurowych oblokow / A.Strugacki, B.Strugacki; Przel. L. Teliga. - Warszawa: Amber, 2001. - 255 s. - Пол. яз. - Загл. ориг.: Страна багровых туч
37 W krainie purpurowych oblokow / A. Strugacki, B. Strugacki; Przel. L. Teliga; Wiersze tlum. J. Litwiniuk. - Warszawa: Iskry, 1961. - 272 s. - 8250 egz. - Пол. яз. - Загл. ориг.: Страна багровых туч.

38 Например, следующее издание: Slimak na zboczu / A. Strugacki, B. Strugacki; Przel. I. Lewandowska. - Warszawa: Alfa, 1985. - 256 s. - (Biblioteka Fantastyki - Science Fiction. № 3). - 80250 egz. - Пол. яз. - Загл. ориг.: Улитка на склоне. В нем главы расположены следующим образом: "Управление" - 1, 3, 4, 6, 8, 10, "Лес" - 2, 5, 7, 9, 11.

39 Например: Strougatski A., Strougatski B. L' escargot sur la pente: Roman / Trad. par M. Petris. - Paris: Champ libre, 1972. - 201 p. - (Science fiction). - Фр. яз. - Загл. ориг.: Улитка на склоне.

40 Roadside picnic / A. Strugatsky, B. Strugatsky. - New York: A Timescape Book, 1978. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине.

41 Stalker / Strugacti A., Strugacti B.; Prel. M.Uhlirova. - Praha: TRIFID, 2002. - 174 s. - Чеш.яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине.

42 Picnic junto al camino / B.Strugatski, A.Strugatski; Trad. M.Barcelo. - Barcelona: Ediciones B, 2001. - 239 p. - Исп. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине.

43 Piknik kraj puta / A.Strugacki, B.Strugacki; Prev.M.Colic. - Beograd, 1996. - 162 s. - (Filmovani romani: 2). - Хорв. яз. - Загл. ориг.: Пикник на обочине.

44 Przyjaciel z piekla: Powiesc fantastyzno-naukowa / A. Strugacki, B. Strugacki; Przel. I. Lewandowska. - Warszawa: Czytelnik, 1979. - 104 s. - 50320 egz. - Пол. яз. - Загл. ориг.: Парень из преисподней.

45 Uspienski M. Smocze mleko / Przekl. Debski E. // Swiaty braci Strugackich: Czas uczniow. - Poznan: Dom wydawniczy Rebis, 2001. - S.457-519. - Пол. яз. - Загл. ориг.: Змеиное молоко / Успенский М.

46 Човекът от преисподнята / А. Стругацки, Б.Стругацки; Прев. М.Златарева, Г.Арнаудов, А.Мелконян. - Бургас: Офир, 1997. - 187, [5] с. - (Б-ка Фантастика. Войните на бъдещето; 17). - Болг. яз. - Загл. ориг.: Парень из преисподней.

47 The Kid from Hell // Escape attempt; The kid from hell; Space Mowgli / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. by R. Deljaris. - New York: Macmillan; London: Collier Macmillan, 1982. - P.101-192. - Англ. яз. - Загл ориг.: Парень из преисподней.

48 Prisoners of Power / A. Strugatsky, B. Strugatsky. - New York: Macmillan, 1977. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Обитаемый остров.

49 Prisoners of Power / A. Strugatsky, B. Strugatsky. - New York: Macmillan, 1977. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Обитаемый остров

50 Monday begins on Saturday / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. by L. Renen. - New York: DAW, 1977. - 222 p. - Англ. яз. - Загл. ориг.: Понедельник начинается в субботу.

51 The Kid from Hell // Escape attempt; The kid from hell; Space Mowgli / A. Strugatsky, B. Strugatsky; Transl. by R. Deljaris. - New York: Macmillan; London: Collier Macmillan, 1982. - P.101-192. - Англ. яз. - Загл ориг.: Парень из преисподней.

52 Б.Стругацкий: "Главное - преодолеть высокомерие западного читателя" // Интеркомъ. - 1992. - №1. - С. 63-64.



Для памяти: надо написать про пиратские издания Стругацких.

Еще раз для памяти: На Зилант ездили, помимо этого, следующие доклады: в 2005 - про аннотации, в 2006 - про "Трудно быть богом", в 2007 - про "Место произведений Стругацких в мировой литературе".
Tags: Доклады, Зиланткон, Книги, Стругацкие, Фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments