Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

Categories:
  • Mood:
  • Music:

О Хильдрете-2

Этот текст, вообще-то говоря, должен был оказаться в предыдущем посте - но не влез в лимит. А поскольку меня он порадовал даже больше, чем сама книга Хильдрета - я делюсь с вами!

Начало - здесь: http://silent-gluk.livejournal.com/204306.html



III
Свои наблюдения над американской жизнью и нравами Хильдрет изложил в виде воспоминаний мулата-невольника Арчи Мура. Автор не только проследил жизненный путь своего героя, но и поведал современникам о многострадальной участи негров в капиталистической Америке.
Будучи убежденным сторонником освобождения негров, Хильдрет создавал свое произведение с морально-поучительной целью. Он наивно полагал, что с отменой рабства начнется эра счастливой жизни американского народа. Но историческая действительность опровергла иллюзии Хильдрета.
В 1865 году, после окончания гражданской войны, американский конгресс утвердил тринадцатое добавление к конституции, в соответствии с которым уничтожалось невольничество негров в Соединенных Штатах. Однако этот закон фактически не уничтожил рабства. Буржуазия Севера, напуганная размахом фермерского и рабочего движения, заключает соглашение с остатками разбитой рабовладельческой олигархии Юга. Негритянский народ, формально освобожденный, но не получивший земли, снова оказывается во власти своих бывших хозяев, которые подвергают его жестокой эксплоатации и чудовищным насилиям. Эти трагические события нашли свое художественное отражение в талантливом романе "Дорога свободы", принадлежащем перу нашего современника, прогрессивного американского писателя Говарда Фаста.
Характеризуя положение негритянского народа, В. И. Ленин писал:
"О приниженном положении негров нечего и говорить: американская буржуазия в этом отношении ничем не лучше буржуазии других стран. "Освободив" негров, она постаралась на почве "свободного" и республикански-демократического капитализма восстановить все возможное, сделать все возможное и невозможное для самого бесстыдного и подлого угнетения негров".
Буржуазная ограниченность взглядов Хильдрета выражается в том, что он, как и большинство аболиционистов, был увлечен идеями мирного реформирования буржуазно-плантаторского строя. Он не признавал в рабочем классе решающей силы, способной революционным путем разрешить проблему освобождения негритянского народа. Несостоятельность идеи писателя подтвердилась всем ходом освободительной борьбы негритянского народа, и поныне находящегося в угнетении. Реформистские идеи составляют наиболее слабое место романа Хильдрета. Но положительное значение ею книги состоит в том, что в ней правдиво описаны существовавшие сто лет назад "порядки", смело изобличена система социального гнета и насилия. Роман "Белый раб" дает представление не только о положении негров в Америке до их так называемого "освобождения", но и о лживой буржуазной демократии, оберегавшей капиталистические и плантаторские устои США.
Более двадцати лет своей писательской и общественной деятельности Хильдрет посвятил пропаганде гуманистических идей. Он доказывал, что правящая клика США составила преступный заговор против демократии и прав человека. Писатель верил в торжество своих идей и связывал социальный прогресс с освобождением угнетенного негритянского народа. Обращаясь к господствующим классам, он писал:
"С каждым днем, с каждым часом ослабевает прочность ваших цепей и растет сила угнетенных, их решимость разбить свои оковы.
С каждым днем, с каждым часом во всем цивилизованном мире становится все слабее и слабее симпатия к вам, угнетатели, и переходит на сторону ваших жертв.
Попробуйте, если хватит у вас сил, устоять против проклятий, которыми осыпают вас все народы мира".
Хильдрет страстно и беспощадно разоблачал правящую верхушку Америки, находящуюся в полном подчинении у плантаторов и капиталистов. Писатель заклеймил трусливых и беспринципных американских политиков, "ставших рабами в силу унаследованного от предков низкопоклонства". В этих словах, полных горечи и презрения, раскрывается смысл заглавия романа. На последних страницах книги Хильдрет прямо говорит о том, что под "белыми рабами" он подразумевает не только белокожих невольников вроде Арчи Мура, а всю свору продажных северян, пресмыкающихся перед южными рабовладельцами.
Следует отметить, что весь тон книги Хильдрета, гневные обличительные тирады, страстная полемика с противниками, пафос свободолюбия резко отличают его роман от "Хижины дяди Тома" Бичер-Стоу, с ее проповедью христианского смирения и покорности. В противоположность Бичер-Стоу Хильдрет показал в своем романе в самом неприглядном свете служителей церкви, которые приспособляли догматы христианства для упрочения института рабства. "Рабам под видом религии, - пишет Хильдрет, - преподносили учение, согласно которому требовалось безоговорочное повиновение и бессловесная покорность одной части населения, поставленной на колени перед другой". Хильдрет в своей критике буржуазно-плантаторского строя США во многом решительнее и конкретнее Бичер-Стоу.
"Белый раб" Хильдрета с полным основанием может быть отнесен к наиболее прогрессивным произведениям американской литературы XIX века. В силу этого факта буржуазная реакционная печать как при жизни писателя, так и после его смерти всячески стремилась очернить Хильдрета, принизить значение его романа и извратить его основную идею.
Так, распространенный в середине XIX века журнал "Библиотек Универсель де Женев" в статье, посвященной "Белому рабу", утверждал, что этот роман является лишь подражанием "Хижине дяди Тома", и возводил на Хильдрета ложное обвинение в том, что он якобы гораздо больше интересовался материальной выгодой, чем идеями романа. Журнал отрицал литературные достоинства романа, возмущался призывающими к восстанию сценами и главный недостаток романа видел в том, что герой прямо противоположен герою "Хижины дяди Тома", преисполненному христианского смирения и покорности. Подобная оценка романа Хильдрета прочно укоренилась в буржуазном литературоведении. Вышедшая почти через 80 лет после упомянутой статьи книга французского критика Люка "Антирабовладельческая литература в XIX веке - этюд "Бичер-Стоу и ее влияние во Франции" - слово в слово повторяет измышления женевского журнала о Хильдрете и его романе. Отличие состоит лишь в том, что здесь автор книги еще больше обрушивается на "сомнительную моральную ценность романа, в котором напрасно будешь искать дух покорности и христианского милосердия, пронизывающий "Хижину дяди Тома".

IV
В штате Виргиния, где происходят многие из описываемых Хильдретом событий, в 1859 году был казнен прославленный герой борьбы за освобождение негров - Джон Браун. Французский писатель - демократ Виктор Гюго, стремясь спасти жизнь Брауну, писал тогда в обращении к Соединенным Штатам Америки: "Таких вещей не делают безнаказанно перед лицом цивилизованного мира. Общественная совесть все видит. Пусть чарльстонские судьи, пусть Гентер и Паркер, пусть присяжные заседатели-рабовладельцы, пусть все они... не забывают, что их видят".
Виргиния была первой колонией, основанной в Америке англичанами. Плантаторы за сравнительно короткий срок разорили этот некогда богатый край до такой степени, что земледелие стало там почти невозможным. В результате варварской системы землепользования штаты Виргиния и Мэриленд превратились в настоящий питомник по разведению рабов.
Именно этот процесс имел в виду Маркс, когда он писал: "Отсюда быстрое превращение таких штатов, как Мэриленд и Виргиния, ранее применявших рабский труд для производства на экспорт, в штаты, разводящие рабов, чтобы экспортировать их затем даже в самые отдаленные южные страны".
Постыдная торговля неграми подробно описана на страницах книги Хильдрета. Однако, рассказывая об ужасах рабства и работорговли, Хильдрет в своем романе не отражает широкого размаха борьбы, которую вели негры против рабовладельцев. Между тем восстания рабов на Юге не были случайными или неожиданными явлениями. История рабства негров в Америке говорит не только об индивидуальных актах сопротивления невольников. Летопись освободительной борьбы негритянского народа полна революционных событий, потрясавших устои рабовладельческой системы южных штатов. Из многочисленных организованных выступлений рабов укажем на восстание в Южной Каролине в 1822 году, возглавленное негром Везеем. Это восстание носило массовый характер, его руководители, готовясь к боевым действиям, организовали около 9 тысяч рабов Чарльстона и окрестных плантаций.
В штате Виргиния в 1831 году происходило восстание под руководством раба Ната Тэрнера, воодушевленного идеей освобождения своего народа. В течение шести недель шли бои между восставшими неграми и правительственными войсками. Повстанцы потерпели поражение лишь после того, как плантаторы призвали на помощь войска федерального правительства.
Боевые эпизоды освободительной борьбы негритянского народа не были отражены Хильдретом в его романе. Увлеченный пропагандой аболиционистских идей, Хильдрет не понимал, что рабство можно уничтожить только путем революционных действий народных масс.
Правда, герой Хильдрета раб-мулат Арчи Мур, страдает не только за себя, но и за своих товарищей по рабству; он отвергает христианскую мораль послушания и не покоряется плантаторскому произволу. Но это герой-индивидуалист. Он далек от мысли объединить вокруг себя и поднять на борьбу других невольников. Свой личный протест против рабства он облекает в форму абстрактных рассуждений о правах человека. Арчи Мур стремится облегчить свою участь и вырваться на свободу собственными усилиями. Этого ему удается достигнуть лишь благодаря счастливому стечению обстоятельств. Но утопические мечты героя о возможности уничтожения бесправия негров мирными средствами терпят крах. После двадцати лет скитаний он возвращается в родные края и убеждается в том, что тирания рабовладельцев стала еще более нестерпимой. Вместе с тем в описании буржуазного благополучия Мура сказывается несомненная ограниченность Хильдрета как мыслителя и художника. Слишком легко достигает Мур осуществления своих надежд и чаяний.
Помимо раба-мулата, или, как называет его автор, "белого раба", в романе действует и настоящий "черный раб" - негр Томас. Томас совсем не похож на смиренного дядю Тома из книги Бичер-Стоу. Хильдрет на примере Томаса убедительно рисует процесс пробуждения сознания, процесс духовного роста раба, освобождающегося от двойного ига: плантаторов и церковников. Церковники-методисты проповедовали беспрекословное повиновение, терпение и покорность судьбе. Тем не менее, глубоко религиозный Томас вырывается из тенет этих гнусных проповедей. После того как умерла его жена, он пережил душевный кризис, бежал из неволи и стал грозным мстителем. В Томасе живет неистребимое чувство ненависти к поработителям, и он в течение двадцати лет во главе небольшого отряда беглых рабов упорно борется с плантаторами.
В конце романа Хильдрет сталкивает судьбы двух своих героев. Когда-то они оба вырвались на свободу, убежав от жестокого плантатора, но по-разному сложилась их жизнь: Томас, защищая личную свободу и свободу своих собратьев-негров, смело боролся с ненавистными ему рабовладельцами, Мур все эти годы жил вдали от родного края.
Когда пойманного Томаса возводят на костер, он, презирая рабскую покорность, бросает гордый вызов палачам негритянского народа:
"Делайте, что вам угодно... Убейте меня или помилуйте - мне это безразлично. Лучшие годы моей жизни я провел в рабстве. Мою жену на моих глазах засекли насмерть. Когда я вырвался на свободу, вы стали травить меня собаками, стреляли в меня из ваших карабинов, назначили цену за мою голову. Но я достаточно долго издевался над вами и платил вам вашей же монетой... Лучше умереть сейчас, когда у меня еще достаточно сил и смелости, чтобы бросить вам в лицо все мое презрение..."
Несомненно, Хильдрет писал свою книгу с привлечением исторических документов, отразивших эпизоды борьбы негритянского народа. Так, один из невольников, захваченный во время восстания Габриеля в Виргинии (1800), проявил такое же мужество в своем показании перед судом, как и Томас: "Мне нечего больше говорить, кроме того, что сказал бы Джордж Вашингтон, если бы попал в плен к британским офицерам и предстал бы перед их судом. Я ставил на карту свою жизнь в надежде добыть свободу моим соотечественникам и добровольно жертвую собой за их дело и прошу лишь об одной милости - немедленно свершить надо мной казнь. Знаю, что участь моя предрешена вами и моя кровь прольется. К чему же тогда эта насмешка над правосудием".
Фигура Томаса, заживо сожженного по суду Линча, поднята Хильдретом на большую высоту. Этот образ героя-бунтаря вызывает глубокие симпатии читателей.
В противовес рабовладельческой Америке Хильдрет идеализирует "свободную" Англию, где Арчи Мур баснословно преуспевает, не встречая никаких препятствий. Между тем известно, что английские хлопчатобумажные фабриканты всеми средствами поддерживали рабство в США на всех этапах его существования. В статье "Антиинтервенционистские настроения" Маркс писал: "Единственный вклад Ливерпуля в поэтическую литературу Англии - это оды в честь работорговли. Пятьдесят лет тому назад Вильберфорс - не мог бы появиться на ливерпульской почве без опасности для жизни. И как в прошлом веке торговля рабами, так в настоящем столетии торговля продуктом рабского труда - хлопком - составляет материальную основу могущества Ливерпуля".
О буржуазной ограниченности Хильдрета свидетельствует также и то обстоятельство, что классовые противоречия буржуазного строя Америки отражены в романе односторонне. Подобно другим аболиционистам, Хильдрет видит причину всех зол американской жизни только в рабстве. Он неправомерно отделяет угнетение негров от угнетения рабочего класса, фермеров, индейцев, не показывает их внутренней связи и не сознает, что существование буржуазной собственности неизбежно порождает всеобщий гнет и нищету трудящихся. Если на Юге существовало рабство негров, то условия труда на заводах и фабриках Севера превращали рабочих в белых рабов.
Газета "Оператив" (Манчестер, штат Нью-Гемпшир) в 1844 году писала:
"В северных штатах поднялся большой шум против южного рабства. Порок рабства там гнусен. Но не таковым ли является он и здесь? Если южане имеют черных рабов, то разве мы не имеем белых рабов? И насколько лучше положение некоторых наших рабочих здесь, на Севере, чем положение рабов на Юге? Могут сказать, что они имеют свободу. Но многие ли из наших мастеровых и фабричных рабочих пользуются чем-либо существенным, кроме слова "свобода"?
... Наши рабочие могут работать только так, как диктуют им капиталисты, а если они не работают, то должны голодать. Когда же они работают, капиталисты забирают у них 9/10 продуктов их труда. Насколько же лучше тогда, спрашиваем мы, положение некоторых наших белых северных рабочих, чем положение некоторых южных рабов?"
Писательская оригинальность Хильдрета состояла в том, что он, отражая типические явления американской действительности, сочетал в своем романе строгую документальность с элементами художественного вымысла.
С одной стороны, писатель находился на незыблемой почве точных данных, законов, деклараций, постановлений, с другой стороны, он непринужденно вводит в повествование романтический сюжет, насыщая его реальными фактами жизни.
В некоторых эпизодах своего романа Хильдрет пользуется приемами приключенческого повествования. Но эти приемы, обычные для американской романтической повести первой половины XIX века, не нарушают общего правдивого тона романа, по снижают его идейной и художественной значимости.
Большой интерес представляют страницы романа, посвященные вторичному путешествию героя по Америке, когда он уже в качестве "свободного" гражданина разыскивает свою семью. В этой части романа резкой критике подвергается не только рабовладельческий Юг, но и кичившийся своей "демократией" Север.
Хильдрет показывает, каким бешеным воем продажной прессы были встречены аболиционисты, выступившие в защиту человеческих прав негров. Ожесточенная борьба реакции против аболиционизма сопровождалась уничтожением всякой свободы мысли, устного и письменного слова. "Все мы сейчас превращены в рабов. Нигде в Америке - ни у нас, на Юге, ни в так называемых "свободных штатах" - не существует сейчас ни свободы слова, ни свободы печати".
Немало остро обличительных страниц Хильдрет посвящает описанию деятельности так называемых "комитетов бдительности", которые жестоко преследовали "потрясателей основ". Эти самочинно созданные комитеты, состоявшие из невежественных плантаторов и их ставленников, решали судьбы всех прогрессивно мыслящих людей Юга.
Дикое самоуправство этих комитетов весьма напоминает разнузданность реакционных сил в современной Америке, с ее снискавшей мрачную известность Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности, целью которой является беспощадная расправа с демократическими элементами США.
Описание деятельности "комитетов бдительности", организованных для "борьбы с распространением мятежных воззваний", не удивит читателя. Ибо если в прошлом веке сжигались на кострах аболиционистские книги, то ныне американские мракобесы считают, что этой участи заслуживают произведения Драйзера, справедливо назвавшего конституцию своей страны "клочком бумаги". Злой пародией на современные политические нравы США воспринимается описанный Хильдретом случай, происшедший с ученым-ботаником, которого заподозрили в том, что он сочувствует неграм и пытается привлечь к заговору против "священных прав собственности", как иронически замечает автор, даже цветы и растения. Подозрительными для этих сверхбдительных сыщиков являются даже такие книги, как сказки "Джек - истребитель великанов" и "Красная Шапочка".
В книге Хильдрета показано, что подъем общественного движения, направленного против рабства, вызвал безумный страх среди представителей господствующих классов, которые объединили все реакционные силы в своих тщетных попытках приостановить распространение прогрессивных идей. "Законодатели, - писал Хильдрет, - под влиянием корысти и себялюбия идут по ложному пути, но глубокое внутреннее чутье народа почти всегда безошибочно". Многие страницы книги дают исторически правдивый материал из прошлого США, наглядно раскрывают типические черты американского буржуазного строя.
Хильдрет затрагивает в своем романе и глубоко волновавший его вопрос о будущих судьбах своей страны. "Вопрос поставлен, и разрешение его не терпит отлагательства, - пишет Хильдрет. - Будет ли Америка тем, чем мечтали сделать свою страну отцы и основатели ее независимости, - подлинной демократией, опирающейся на свободу и право человека? Или же ей суждено выродиться в жалкую и варварскую республику, возглавляемую самовластной кучкой рабовладельцев, людей без стыда и совести, для которых на свете существует лишь собственное благополучие?" Этот вопрос писателя, обращенный к его современникам сто лет тому назад, заключал в себе и трагическое предвидение, которое подтверждается современным состоянием США, управляемых кликой воинствующих магнатов капитала. США не стали свободной страной, о которой мечтал писатель, там и поныне продолжают существовать самые худшие пережитки варварства, против которых он мужественно боролся. Фашизация внутренней жизни США находит свое выражение и в разнузданной расовой дискриминации, и в диком произволе, учиняемом Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности, и в антирабочем законе Тафта - Хартли, справедливо получившем название "закона о рабском труде", и, наконец, в чисто фашистском законе Маккарэна, который фактически объявляет вне закона компартию и другие прогрессивные организации.
Описанные Хильдретом особенности американских политических нравов сохранились и поныне. И в наши дни правительство США, являющееся послушным орудием империалистических хищников Уолл-стрита, не выполнило своих неоднократных обещаний о принятии хотя бы законов против линчевания и о справедливом найме негров на работу. Правительство США до сих пор не предоставило неграм гражданских прав. Да и не только неграм: весь американский народ претерпевает жестокое наступление на свои конституционные права. Его лишают права свободно говорить, мыслить, организовываться, его лучших представителей бросают в тюремные застенки.
В. И. Ленин заклеймил американский империализм и доказал, что, "Идеализированная демократическая республика Вильсона оказалась на деле формой самого бешеного империализма, самого бесстыдного угнетения и удушения слабых и малых народов".
Наступление на демократические права, разгул расовой дискриминации особенно усилились после второй мировой войны, когда США стали во главе мирового лагеря реакции.
Книга прогрессивного американского публициста Гарри Хейвуда "Освобождение негров" (1950) разоблачает миф, распространяемый американской прессой о Юге США, как о "земном рае".
На бывшем рабовладельческом Юге господствуют крепостнические порядки, и плантаторам принадлежит около 90% всех обрабатываемых земель. Негры живут в ужасающей нищете и лишены самых элементарных человеческих прав. Террор против негров растет. За один лишь 1947 год суду Линча было подвергнуто 530 негров.
"Постыдная истина, - пишет Хейвуд, - заключается в том, что Соединенные Штаты превратились в объединяющий и организующий центр реакции, замышляющей удушение демократии в мировом масштабе. Посредством планов Маршалла и Трумэна, поддерживаемых обеими партиями, США стремятся задушить ширящееся народное движение за мир, безопасность и национальную независимость".
Состояние "демократии" в США характеризуют сентябрьские события в Пикскиле. Здесь фашистские изуверы совершили массовое избиение негров и пытались линчевать выдающегося поборника мира и демократии Поля Робсона.
2 и 5 февраля 1951 года в Мартинсвилле, в штате Виргиния, совершено вопиющее убийство семи негров. Вслед за узниками из Мартинсвилла в штате Миссисипи на электрическом стуле казнен молодой рабочий - негр Вилли Макги. Убийц не остановили решительные протесты передовой общественности мира.
Империалистическая клика США ныне уже не довольствуется зверской расправой над неграми. Она жаждет установить мировое господство и ведет разбойничью войну против корейского народа.
И. В. Сталин дал сокрушительный отпор проповеди англо-американского расизма. В беседе с корреспондентом "Правды" относительно фултонской речи Черчилля И. В. Сталин заявил:
"По сути дела г. Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда все будет в порядке, - в противном случае неизбежна война.
Но нации проливали кровь в течение пяти лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство гитлеров господством черчиллей. Вполне вероятно поэтому, что нации, не говорящие на английском языке и составляющие вместе с тем громадное большинство населения мира, не согласятся пойти в новое рабство".
Эти замечательные слова великого знаменосца мира товарища Сталина показывают беспочвенность и обреченность планов мирового господства англо-американских поджигателей новой войны.
Во всем мире растет сопротивление агрессивным действиям разбойничьего американского империализма. И в самой Америке крепнут силы, ведущие активную борьбу за демократические права человека, за уничтожение расовой дискриминации, за мир во всем мире.
Свои вклад в это дело вносят и американские негры, которые уже далеко не те, какими они были во времена Хильдрета, писателя, примкнувшего еще в прошлом веке к демократическому направлению американской литературы.
Роман Хильдрета "Белый раб", разоблачающий легенду об американской свободе и демократии в XIX веке, несомненно будет внимательно прочитан нашим советским читателем, преисполненным чувства уважения к мужественному негритянскому народу, ведущему героическую борьбу за свое освобождение.
Веря в торжество демократии, Хильдрет взывал к своим современникам :
"Да, молодые друзья мои! В ваших руках решение вашей собственной судьбы. Кто хочет быть свободным, не смеет быть сообщником угнетателей!..."
"Будьте мужественны, разбейте ваши оковы! Не медлите! Вы не одни - сотни тысяч, миллионы других ждут своего освобождения!"
Этот голос из прошлого звучит и в наши дни призывом к борьбе против обреченного на гибель старого мира.
М. Трескунов"



Ради такого текста введу даже новый тэг...
Tags: История, Книги, Национальные и расовые проблемы, США, Советская критика, Хильдрет, Цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments