Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

Categories:
  • Mood:

Отчет - от слова "читать"...

Прочла я книгу, в существовании которой до последнего времени сомневалась - Е.Шерстобитов, "Акваланги на дне" (М.: Мол. гв., 1965).
Когда-то по ней был снят фильм. И фильм глюкам понравился. А что такая книжка была - они узнали совсем недавно. И то сильно подозревали, что это ошибка.
Нет, это не ошибка - книжка действительно существует...
И даже понравилась глюкам. Подростковая книжка - про крымских школьников на каникулах и шпионов... Да, и еще про съемки кино.
И упорно мне хочется ее сравнивать с "Тайной Стонущей пещеры".

И там, и там время действия, как я понимаю, "современность" - т.е. середина 1950-х и 1960-х годов.
Но как же различаются "описанные миры"! В "Тайне Стонущей пещеры" еще явно чувствуются "следы войны" (что пособник шпионов - из сотрудничавших с гитлеровцами, я молчу: это практически "общее место" в советских шпионских романах"), страна явно живет тяжело... Вот монолог одного из персонажей: " - На шесть, - настороженно взглянул Витя в усталое лицо матери. У нее дрогнули брови, и он торопливо добавил: - Керосину я купил, в чулане стоит. Плитку принес из ремонта, починил калитку. Вчера переложил черепицу на крыше, теперь в дождь не будет на кухне протекать. Так что... - он окинул комнату взглядом, как бы убеждаясь, что в доме все в порядке. - А эти шесть дней... Я ведь скоро, всего только на шесть дней. А тут Валька останется, - он сердито посмотрел на сестренку, словно приказывал взглядом поддержать его."
А вот - для сравнения - обязанности его сверстника из середины 1960-х: ""Стыдись, Ромка", - вот что было в той записке, но понимать эти два слова надо было примерно так: "Как тебе не стыдно, носишься с утра до вечера неизвестно где. Отца нет, я на работе - кто же займется домом? Яблони не окопаны, черешня без надзора, виноград нужно опылить и полить. А Васек? Совсем один дома. А еще ты обещал в каникулы рукомойник запаять, таз залудить, калитку подправить, полку в чулане прибить. Вот и надейся на тебя, верь тебе, жди от тебя помощи...""
В общем, жить стало явно лучше и веселее...
И подростки не размышляют с какой-то странной серьезностью о том, скажем что "никто из ребят не сказал, например, что пионер должен быть честным не только перед другими, но и перед самим собой. А этот недостаток есть у многих ребят. ... Еще в начале второй четверти в отряде был пионерский сбор на тему: "Воспитание силы воли". Тогда-то Галя и решила испытать свою волю: дала себе слово стать отличницей. Очень трудно было, но Галя добилась своего. Теперь она уже почти догнала Женю Терехову. Осталось исправить две четверки, и она тоже станет отличницей."Они живут какой-то более-менее нормальной жизнью (помогают по дому, влюбляются, бегают с друзьями на пляж, рыбачат... Бдительность, конечно, никто не отменял - но она - как бы фоном, она не поглощает их целиком).
Кстати, забавен такой момент: Если у Шебалова подростки, мечтая о будущем и великих открытиях, говорят: " - Ну и что из того, что земли все открыты, а что в них таится, это еще не всюду знают, - с воодушевлением заговорила всегда скромная, тихая Галя Пурыгина. - Помнишь, Вера Алексеевна рассказывала, как пионеры помогли геологам найти каменный уголь. Они ведь, как и мы, просто пошли в поход, чтобы узнать свой край, и сделали такое открытие! Может быть, у нас в Крымских горах еще не такие богатства есть. Их только разыскать нужно. Хорошо бы найти золото или алмазы, - вздохнула она.
- В Крыму ни алмазов, ни золота нет, - заметил Ваня. - Их в Сибири добывают.
- Ну, я это так, к примеру, говорю, что золото. Я лично золото не признаю. Мне что железка какая-нибудь, что золото. Ведь само оно счастья людям не приносит. А вот найти бы залежи атомной энергии - это было бы открытие, - вновь вздохнула Галя.
- Атомная энергия делается из урана.
- Ну, все равно, уран. Я читала, что атомной энергией можно переделывать климат. Ну, к примеру, в тундре будет климат, как у нас на юге. Там, где были только чахлый кустарник да мох, станут выращивать сады, виноградники.
- Погодой будут управлять, - перебил ее Ваня. - Представляете: вышел в поле агроном, видит, что пшеницу поливать надо - и тут атомная энергия. Взял и включил дождик на три часа. Потом взял и передвинул тучу с полей на огороды или сады... Тогда и на другие планеты запросто летать будут, - добавил он неожиданно.
- Ты полетел бы на Марс? - спросила Оля.
- Конечно, полетел бы.
- И я тоже. Интересно узнать, какие там люди? На каком языке говорят, есть ли там пионерские лагеря?.. И вообще какая там жизнь.", то у Шерстобитова, скорее, "главное остается на Земле": "И вообще это, наверное, очень здорово - видеть сверху всю Землю. Ромке не летал еще на самолетах, но представить себе, что видит летчик, он может. А увидеть Землю так, как видят ее космонавты, он никак не может, не получается. Если, конечно, сильно представить, ну, напрячь все воображение, то увидишь разве только большой глобус. А как выглядит сама Земля, как она вся перед тобой вращается? Конечно, слетать и посмотреть - было бы здорово! Но и только. И сейчас же обратно. На дальние планеты он бы не полетел. Что там интересного? Какая-то красная трава, фиолетовое небо. Зачем ему фиолетовое? Ему и голубое очень нравится. И вообще как можно жить при фиолетовом небе? А облака? Облака тогда будут какие-нибудь желтые. Он представил себе на минутку фиолетовое небо и желтые облака. Нет, неверное, это очень красиво. Конечно, красиво, решил он, вот бы посмотреть. Вообще-то новые места посмотреть тоже интересно, как это там у них все устроено. Но и только. Посмотрел - и хватит. Пора и возвращаться. К голубому небу, к синему морю, к запаху волн и крику чаек. Нет там, на дальних планетах, такого моря. Может, и есть какое-нибудь коричневое и густое, желтое и горячее, но такого моря там все равно нет."
И мечтают школьники 1960-х годов не только о "высоком" (о полезных открытиях и т.д.), но и о "романтичном": "Нет, Ромка мечтал о другой жизни - опасной, суровой и трудной. Чтобы в тревоге сжималось сердце, чтобы, затаив дыхание, ждать условного сигнала... Чтобы руки крепко держали оружие, а глаза зорко видели цель. Ромка хотел стать пограничником. И не просто обычным - сухопутным. Нет, он хотел быть морским пограничником. Чтобы, кроме оружия, кроме стука собственного сердца и зоркого глаза, были еще и штормы, свистящие пронизывающие ветры, соленые брызги и чтобы ходила под ногами стальная палуба. Ну и еще чтобы ждала его на берегу, встречала бы откровенно восторженным взглядом такая девочка... черноглазая и тонкая."
То есть какие-то они у Шерстобитова более живые...
И еще такой момент: У Шебалова практически вся жизнь школьников связана именно с пионеротрядом "формальным", школьным (т.е. класс=отряд). А у Шерстобитова основной упор как раз на внешкольное объединение, которое даже противопоставляется, видимо, школьному: "Здесь не просили, не уговаривали. Нет, тут говорили иначе: "А почему ты хочешь вступить в отряд? Нас пока девять, но все мы верные друзья, крепкие товарищи. Ты можешь быть другом?"
И уж тут не хвалили тебя, если ты был тихим и кротким, если за все свои тринадцать лет ты ни разу не разбил себе нос или коленки, если ты до сих пор боишься темноты и не умеешь лазить по деревьям.". А вот у Шебалова только под конец до учительницы "доходит", что самый "трудный" ученик у нее - не Сбитнев (" - Понимаете, Николай Арсентьевич, волнует меня этот подросток. Много противоречий в его характере. Смелый, честный, чувствительный и даже стеснительный, он в то же время замкнут и дерзок. Порой и не знаешь, как оценить его поступки.
- Трудные натуры встречаются в жизни. Особенно в таком возрасте. Очевидно, домашняя обстановка влияет на его характер, - проговорил Шарый.
- Бесспорно! - живо согласилась Вера Алексеевна. - Мальчик растет без отца. Мать всегда на работе. А у нее - еще двое. Он старший, хозяин в доме. Отсюда - самостоятельность и самоуверенность.
- По вашему рассказу этот паренек мне показался не так уж плох. Из таких ребят, обычно, вырастают хорошие люди, - заметил Шарый...
- Да, если вовремя помочь им стать на правильный путь."), а тихий и примерный Шумейкин: "Вера Алексеевна, шедшая сзади, проводила взглядом Шумейкина. "Нет, не Сбитнев, а вот кто у меня самый трудный ученик!" - она оглядела сухощавую, угловатую фигуру мальчика. - Как же я раньше не сумела разобраться в нем? Ведь он уже почти год как пришел в этот класс..."
Вера Алексеевна попыталась вспомнить в лицо родителей Олега, но так, к своему огорчению, и не вспомнила. Дома у Шумейкина она тоже не была ни разу.
"Много труда придется приложить. Этого вывести на верную дорогу будет, пожалуй, потяжелее, чем Сбитнева", - заключила она."

А вот контрразведчики, как мне кажется, похожи... Полковник Василий Иванович ("высокий грузный пассажир с густой шевелюрой седых волос, в очках с тонкой серебряной оправой", любит пошутить) похож на полковника же Коркина ("добродушный на вид, полнеющий мужчина с сединой на висках и в усах"), и то, как они разговаривают с подчиненными, сходно - не по словам, а по интонации, что ли ("- Однако, - согласился Василий Иванович. - Как всегда, в Аэрофлоте в последнюю минуту что-то случилось, рейсы объединили... и пришлось лететь вместе. Сидели даже рядом, познакомились... Он себя за шахтера выдал, я - за ревизора курортторга... Так что если в Прибрежном увидимся, он не удивится... Однако, Павлик, - вдруг позвал полковник того самого паренька в цветастом свитере, - ты чему улыбаешься?
- Есть причины! - еле сдерживая улыбку, отозвался тот.
- Однако, смешно? - спросил полковник.
- Смешно, Василий Иванович, - признался парень. - Уж больно вы с ним хорошо беседовали, задушевно... А анекдоты какие откопали! Как это вы их запоминаете?..
- Э-эх! - с сожалением сказал Василий Иванович! - Лишь бы посмеяться... Вот какая молодежь пошла. - И сразу же перешел на серьезный тон. - Однако, Павлуша, ты не забыл, что лично отвечаешь за то, чтобы он прибыл в Прибрежное живым-здоровым?" и "- Здравия желаю, товарищ полковник!
- А, Сафар, здравствуй, - полковник подал руку. - Что это ты сегодня пешком? Обычно на трамвае ездишь.
- Проветриться решил, Сергей Илларионович.
- Правильно решил. Утром очень полезно пробежаться, ноги поразмять. А то, я слышал, ты больше задаешь им работы по вечерам: танцуешь много.
- Я ведь холостяк, товарищ полковник, - смущенно развел руками лейтенант.
- Понятно. А не сходить ли тебе, Сафар, для разминки в туристский поход? Как считаешь? Я вот много постарше тебя, а и то раза два бродил по нашим горам. Лучшего отдыха не найти. У меня сын Васька пошел сегодня вершины штурмовать. Правда, из-за этого мы с ним целый бой против матери выдержали.
- Я и сам, Сергей Илларионович, давно собираюсь полазить по Крымским горам, - загорелся лейтенант. - Отпуск получу и отправлюсь. Уже и на турбазе договорился. Я ведь совсем еще не знаю Крыма. Говорят, в горах очень красиво?
- Сходи, увидишь... А танцевать... Танцевать не вредно, только этому занятию надо уделять ровно столько времени, сколько оно заслуживает, - с улыбкой закончил полковник уже перед дверями управления."). Но забавный момент: у Шебалова в "неофициальной обстановке" контрразведчик одет в "серый костюм" (то ли я чего-то не понимаю, то ли что, но идти в _поход_ в костюме?....), а у Шерстобитова - в "цветастый свитер".
Да, совсем забыла сказать про пособников шпионов: у Шебалова это сын кулака, позже сотрудничавший с гитлеровцами, и пьяница (вовремя сообразивший, куда его тянут, и сообщивший председателю колхоза), а вот у Шерстобитова - стиляги. 3 штуки. Впрочем, выведены они весьма неприглядно.
А мораль? Какая же из этих книг следует мораль?... Пожалуй, одинаковая: что тот, кто выглядит круто, не обязательно крут на самом деле, что и "мямля" может совершить подвиг...

Но вот можно ли по двум произведениям судить о каких-то глобальных изменениях?... Не уверена... А больше материала у меня, пожалуй, и нет...
Да, вот, кстати, вспомнилось: у Шебалова упоминаются какие-то переселенцы в Крым (из Рязанской, в частности, области: "Можно предполагать, что "Сыч" под видом переселенца обосновался в этом колхозе. Недавно туда прибыла новая группа переселенцев."). Что это за переселенцы, кто-нибудь в курсе?...
Tags: Вопросы, Детская литература, Книги, Параллели, Советская литература, Шебалов, Шерстобитов, Шпионское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 14 comments