Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк (silent_gluk) wrote,
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк
silent_gluk

Categories:
  • Location:
  • Mood:
  • Music:

В.Иванов, "По следу"

История о противостоянии советского человека-одиночки группе диверсантов (один - иностранец или "перемещенное лицо", но второе менее вероятно, что характерно, его "государственная принадлежность" не указывается, но явно что-то англоязычное, скорее всего, США; другой - сотрудничал с немцами, был "перемещенным лицом", потом заброшен в СССР, третий - уголовник, фронта избежал самострелом, четвертый - крымчак, "из высланных за связь с немцами", пятый - "из бывших богатых").

"Советский народ" вступает в действие, в сущности, когда все уже почти закончено (и признаюсь честно: я _очень_ хотела, чтобы Клебановский, тот, который когда-то сотрудничал с немцами, сумел уйти, он ведь практически безопасен, если бы ему удалось затеряться - так бы и жил себе тихо, незаметно и даже законопослушно, он ведь и хотел этого, и стремился к). И мне, человеку, сильно испорченному псевдогуманизмом и всем таким, почему-то вспомнилось: "И началась самая увлекательная из охот - охота на человека". Впрочем, тут это еще не так заметно, вот в "Возвращении Ибадуллы..."

Так чего же хотели диверсанты в местности, где есть и железная дорога, и какие-то ирригационные сооружения (1952 год - это ж самое обводнение степей и разговоры о повороте сибирских рек, так ведь?). Они хотели распространить саранчу. (Наш маньяк-эвфемизатор, оказывается, еще и маньяк-вариатор, ну да таких-то было много: он позже, несколько раз переработал повесть, и у меня самый сокращенный вариант. На Фантлабе пишут: "Ух ты! Оказывается, Валентин Иванов сперва свой роман «По следу» отдал в журнал «Знание-сила«! И тут полезли загадки: насколько известно, журнальная публикация в библиографиях не приравнивается к книжной, а считается отдельно. Таким образом получается интересная картина, в 1952 году роман печатается в журнале, в том же году выходит первое книжное издание, в 1954 — второе, в 1958 третье, в 1989 — четвертое. Совсем недавно мне посчастливилось добыть издание 54 года, и я с удивлением понял, что роман от издания к изданию менялся текстуально! В 1954 году на титульном листе так прямо и указано — «Переработанное издание». В нем пять частей, по набору героев и двум сюжетным линиям — советской и зарубежной, оно похоже на журнальную публикацию, но значительно полнее, то, что напечатано в журнале — едва составит треть от книжного варианта по объему. В 1958 году выходит новое, радикально переработанное — всего из двух частей, без зарубежной ветви сюжета, но добавлен шпионский «пролог», и изменены многие внутрисюжетные обстоятельства, типа один из бандитов любит живопись и собирает копии известных картин, описания действий героев и пейзажи сделаны немного по-другому, в целом, роман «усох» по объему примерно на четверть от 1954 года. (То есть полный вариант романа в Сети отсутствует до сих пор). И вот тут зреет вопрос: насколько самое первое книжное издание 1952 года отличалось от журнального варианта и от последующего, 1954 года? Я нигде в Сети не встречал ни фото обложки, ни текстов, ни объявлений о продаже, грешным делом думал что оно тождественно 54-му году, но публикация годовой подшивки «З-С» 1952 года добавила здесь интриги!" В одной из редакций была "зарубежная линия" про выведение этой самой суперсаранчи, но, к сожалению, этого варианта я пока не нашла. Говорят, именно в этой части маньяк-эвфемизатор заодно оторвался: в остальных-то отрываться было особо не на чем.). Но были жестоко обломаны простым советским человеком. Правда, традиционно, можно сказать, что были жестоко обломаны сами собой: ну не стали бы они стрелять по Алонову, так бы и разошлись тихо и мирно. Правда, с другой стороны, ну сколько кубышек саранчи в рюкзаке способен унести человек? Будем брать по максимуму. С третьей стороны, если выведутся _все_ зародыши... С четвертой - а как 5 полных рюкзаков попали в СССР? Это тоже интересно! С собой главный диверсант их протащить не мог. С пятой стороны - вызывает подозрения цитата: "Живой саранчи Алонов никогда не видел: в Советском Союзе ее давно не было. Но для старой России, особенно для ее окраин, хищное насекомое было постоянной угрозой. Ныне же советские энтомологи старались помочь странам Азии избавиться от саранчи. [...] У нас саранча забылась. Она перестает быть даже преданием. Редкий человек видел ее своими глазами, и ее не знают советские земледельцы. Саранча стала предметом чуть ли не исторической энтомологии и упоминается по привычке в поговорках, как побежденные холера, чума или черная оспа.". Я готова допустить, что не было массовых вылетов саранчи - но чтобы ее не было как класса, как вида насекомых?.. С очередной стороны - интересно, удалось ли сделать так, чтобы та суперсаранча сразу была именно _мигрирующей_ саранчой, а не безобидной ее разновидностью? Впрочем, если верить Интернету, для превращения в мигрирующую ей нужна высокая плотность популяции, что закладка и обеспечивала.

Народ утверждает, что тема биологической войны - это новое. Ну, для тех времен. Если так, то это хорошо, потому что образы диверсантов достаточно стандартны (хотя насчет Клебановского можно и поспорить). Как и их последующая судьба (хорошо, что о ней сказано всего одной фразой: "Сами бандиты указывали места"). Эх, ну вот бы хоть кто-нибудь держался бы до конца, или хотя бы сумел покончить жизнь самоубийством... Но это было бы вразрез с основным Концептом такого рода литературы: чужаки здесь не могут _ничего_. Зато тема такого вот противостояния для советской шпионской литературы, кажется, оригинальна.

Забавна тема вреда пьянства: если бы Клебановский не "набрался" в ожидании поезда, проводница бы на него не обратила внимания? Ибо сказано: "Пьяные пассажиры возбуждают естественную антипатию и брезгливой женщины, и человека, ответственного за порядок в вагоне.
– А ну-ка, покажи мне его, – предложила напарница, наспех закрутив косу.
Обе они очень не жаловали пьяниц. Может быть, именно поэтому физиономия с разинутым ртом и растрепанными усами возбудила подозрения и у второй проводницы."

Это опять же к теме, что все гадости, в сущности, антагонисты делают себе сугубо сами. "И так 16 раз", да.

В общем, подводя итоги: история противостояния как такового любопытна (и характерно, что выслеживает диверсантов охотник - как животных, это к вопросу о некоторых штампах). Тема с саранчой вызывает некоторые вопросы, но, опять же, не факт, что можно написать шпионскую повесть, не вызывающую вопросов со стороны специалистов. Тема вариантов вызывает желание горько возрыдать. Но вообще, я тут подумала - хорошо, что нет истории саранчи, всяких там генералов и проч. Это был бы уже перебор.

Ну вот, уже одна польза от этого произведения найдена: я пошла рыться в Интернете про саранчу и ее виды (если кто расскажет простым языком - буду признательна).

P.S. В.Иванов известен своими... _уязвимыми_ с определенной точки зрения произведениями. Здесь такого, пожалуй, не замечено, если а) не докапываться до столба и б) делать скидку на время написания.

P.P.S. Извечный вопрос: это фантастика или нет?.. Мастерским произволом решаем, что фантастика.
Tags: Детективы, Иванов, Книги, Советская литература, Фантастика, Шпионское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 38 comments